Marie Feelgood

Цикл 35. Спор

+6
Аннотация
Спор - дело нешуточное и щекотливое. Понервничать пришлось обоим, но в итоге - победила любовь!

Название: Спор
Автор: Мари
Рейтинг: NC-17, традиционно немного ругательств
Пейринг: Костя/Макс
Дисклеймер: мои любимые персонажи.
Саммари: Тридцатилетие мальчишки поспорили. На переодевание.
От автора:Спасибо Кики за помощь при написании нцхи. Но её пришлось облагораживать)

На широкой тахте лежали два мужчины. Один – рыжий, одетый в ярко-оранжевые боксеры. Второй – с длинными, почти до поясницы светлыми волосами, в коротких джинсовых шортах и белой майке индийским Богом Ганешей. Оба лениво попивали пиво и с интересом смотрели на экран большого плазменного телевизора, висящего на стене.
- Круто Закк рубит, правда, Костька? – поинтересовался белобрысый, с лёгкой завистью взглянув на молодого, худенького гитариста с такими же светлыми и длинными волосами, как и у Максима.
- Угу, - подтвердил Костя и снова присосался к бутылке, с удовольствием вливая в себя тёмное пиво.
- Как бы я хотел также играть… - мечтательно протянул Малафеев, прильнув к плечу рыжего. – Слушай, я б тогда затмил всех – и Стиви Вая, и Томми Йомми, и Слэша, правда?
- Угу, - Котов был немногословен. Происходящее на экране его привлекало куда больше, чем трёп сивого.
- Я бы прославился на весь мир, - продолжал фантазировать Макс. - Если бы ты не ленился, то научил бы меня играть, - после недолгого молчания прогудел Максим.
- Мне-то как раз было не в падлу, - развёл руками Котов, и, сделав последние глотки пива, громко рыгнул. – Ты же сам ныл – не могу играть, пальцам больно, струны слишком толстые…
- Мне и вправду было очень больно, - плаксиво заметил белобрысый.
- В первые разы со мной тебе тоже было не сладко. Но ты терпел. Если бы ты хотел научиться играть на гитаре также сильно, как хотел трахаться, уверен – ты бы и струны зажимать привык, - заржал Костя, и закинул свою ногу на плечо поодаль сидящего Макса.
- Фууу, пятки-то воняют! – Малафеев сбросил с себя ножищу рыжего и скорчил ему гримасу. – Ладно, давай смотреть концерт, - потребовал он.
- Я-то смотрю, это ты всё пизд*шь, - подметил Котов.
- И чёу? – угрожающе спросил Максим. – Вообще, в отличие от некоторых рыжих лузеров, я видел это легендарное шоу вживую, ха-ха! – с невероятной гордостью проговорил мужчина и картинно вскинул голову вверх.
Костя недобро покосился на него и, тихо матюгнувшись, почесал яйца.
- Завидуй-завидуй, - мерзко хихикая, Малафеев продолжал подтрунивать над Константином, делавшим вид, что не обращает внимания.
- Да-а-а, - сивый растянулся на тахте и вздохнув, уставился в потолок. – 1989 год… Мне тогда было пятнадцать. Я буквально ссал горячим чаем от радости, когда папа достал мне и Додику билеты на Московский Музыкальный Фестиваль Мира, - Максим улыбнулся, с нежностью вспоминая один из счастливейших моментов юности. – Такое бывает раз в жизни – Motley Crue, Ozzy, Skid Row, Cinderella, Bon Jovi, на одной сцене, в Москве… И я там был, и видел всё это воочию. Знаешь, Кость, этот концертник не передаёт и половины того, что там происходило…
Рыжий деликатно промолчал, и, насупившись, продолжал смотреть выступление Осборна.
- Константин, а где были Вы 12-13 августа 1989ого года? – насмешливо поинтересовался Макс, устроив светловолосую башку на ляжке Котова.
- Я отдыхал в Ялте. Жаль, конечно, что я пролетел с фестивалем, - грустно проговорил Костя, но тут же его тон сменился на язвительный. – Зато я трахался столько, сколько тебе не снилось в те годы. А некоторые белобрысые лузеры, хоть и побывавшие на ММФМ, о сексе и не мечтали, а дрочили перед зеркалом, напялив на себя маменькин пеньюар и чулки, - рыжий говорил намеренно медленно, едва сдерживая издевательский смех.
- Не правда! – Максим в один миг спрыгнул с тахты. – Костя, это не правда, слышишь! – мужчина покраснел от стыда и закрыл лицо руками. – Я был пьян… Я выдумал эту историю, чтобы повеселить тебя, - промямлил он, пытаясь оправдаться.
- Да ладно, - хохотал Котов, показывая пальцем на смущённого Макса. - Что говорить, родной, в дрочбе ты преуспел в те годы. Даже изощряться начал – чулки, лифчики…
- Хватит, ты, ёбаный тринитротолуол! – визгливо тявкнул Малафеев и запрыгнул на рыжего. Костя охнул, но смеяться не перестал.
- Представляю картину – ты в мамкиных белых чулках и в розовом пеньюаре… Перед зеркалом… Наяриваешь… - давясь смешками, выговорил Котов.
- Заткниииесь! – остервенело проорал Макс, и болезненно надавил на яйца рыжего.
- Бля-а-а-а! – возопил Костя и дёрнулся. – Ты чё, совсем уже? Дупло, блин!
- А вот не фиг на меня наговаривать! – поучительно произнес Максим.
- Я не наговариваю, а оперирую фактами. Ты что… вот, повредишь мой агрегат – кто тебе присовывать будет – швабра, или особо пупурышчатый огурец?
- Костька! – ударяет по поджарому боку. – Я тебе открылся… а ты насмехаешься.
- Ты что, Максимка, - нахохотавшись вдоволь, Котов успокоился. – У всех бывает… Конечно, не у всех бывает так жестко как у тебя…
Сивый исподлобья посмотрел на Костю.
- Хочешь что скажу – я однажды даже вздрочнул тихонечко, представляя тебя в чулках и в пеньюаре, - абсолютно правдиво признался рыжий.
- Вот и представляй дальше, - озлобленно выплюнул Макс. – Всё, Вы в пролёте, Константин. Никогда ты не увидишь меня в таком прикиде. И, возвращаясь к нашей теме, на гитаре ты сыграть так же, как в молодости не сможешь.
- Поспорим? – воинственно спросил Костя.
- Ещё не хватало, - презрительно процедил Малафеев и сел по-турецки, отстраненно уставившись на развесистый цветок в кашпо.
- Ссышь, очкодав, - подначивал Котов.
- Ха! Да ты в руках кроме моего хуя сто лет больше ничего не держал, - усмехнулся Макс. – Костя, проспоришь – снова будешь мне свой попец подставлять.
- Ничего себе заявочки! – возмутился рыжий. – Как-то не соразмерно получается. Ты, значит, в случае проигрыша, просто в бабские шмотки нарядишься. А у меня – задница пострадает?
- И что такого?
- Ты один раз у меня в «гостях» побывал, - фыркнул Костька. – Мне того раздупления за глаза и за уши хватило.
- Я в тебя даже не кончил. Мы вообще, завершили всё традиционно, - заметил Макс.
- В традициях – сила! – как политический агитатор выдал Константин. – Нечего в меня кончать. Может быть, у тебя сперма какая-нибудь ядовитая от травы твоей, всю кишку мне разъела бы, как серная кислота. Вот, однажды мне твоя струя в глаз попала – так даже защипало…
- Не говори глупостей, - обиделся Максим. – Ну, мы спорим?
- Ладно! – Котов уверенно протянул ладонь. – Короче – я выигрываю – покупаю тебе чулки и прочую дребедень. Ты выигрываешь, что мало вероятно… ну, над твоими условиями мы ещё подумаем, - уклонился Костя.
- По рукам! – согласился Малафеев и злорадно захихикал. Рыжий величаво приосанился и свысока посмотрел на рано радующегося Макса.
***
В отдел с музыкальными инструментами ввалилась странная пара. Молодой продавец с косо выстриженной чёлкой, с любопытством посмотрел на незнакомцев. «Олдфаги» - с уважением подумал он.
Высокий рыжий мужчина, с затянутыми в хвост волнистыми волосами со знанием дела рассматривал гитары. Вокруг него крутился другой – нечёсаный, белобрысый парень неопределённого возраста, наряженный в рваные на коленях голубые джинсы-облипухи, футболку с Motorhead и лёгкую коричневую косуху.
- Костя, Костя, посмотри леопардовая гитара!
- Слишком гламурственно, - отмахнулся рыжий. – Я вообще, «стрелу» хочу.
- На ней сидя будет неудобно играть, - попытался возразить Малафеев.
- Макс, не шаришь – не лезь, - резко осадил возлюбленного Костик. – Молодой человек, - важно обращается к продавцу. – Покажи-ка мне вот этот экземпляр. Чёрную «стрелу» с нарисованными крыльями. Смотрится стильно.
Отложив в сторону пакет с «Лэйс», парень вышел из-за прилавка и взял со стойки гитару:
- Прекрасный выбор! Это B.C. Rich из серии именных гитар самого Керри Кинга. Знаете такого? – продавец прищурился.
- По мне что, не видно? Конечно, знаю. Я Slayer слушал уже тогда, когда ты под стол ходил, - рыжий немного обиделся на сопляка. – По звуку она как, жёсткая?
- Ревёт, - подтвердил молодой человек.
- 15 тысяч, значит, за «Кинговскую» сигнатуру. Что-то подозрительно дешёво. Китайская что ли?
Продавец промолчал, отведя взгляд в сторону. Максим улыбнулся.
- Ладно, уж очень мне внешний вид понравился. Хотя, я бы не отказался от Gibson или Dean, штук за 45-50…
- Таких «девочек» только под заказ. Для нашего города это штучный товар… - расстроено сообщил парень. – Хотите, я в Питер заявку пошлю? Через неделю привезут, – оживился он.
- У меня нет времени ждать, - поджал губы Костя. Продавец заметил, что рыжий как-то двусмысленно посмотрел на своего спутника. – Давай, парень, подключай её. Опробуем, - скомандовал Котов.
«Начальником работает, не иначе», - подумал молодой человек, и поспешил выполнить просьбу Константина.
- У тебя здесь табы есть? – поинтересовался Костя, усевшись на стул. Максим хотел забраться к нему на колени, но вовремя одумался. Вздохнув, он подошёл к витрине со струнами, и, скроив умное лицо, рассматривал их, типа что-то понимает.
- Есть, - продавец, тем временем, подключил гитару к комбику. – Большой архив.
- Макс, тебе что сыграть? – Котов с радостным придыханием взял в руки гитару. Нежно погладил её по грифу, словно ляжку сивого.
- А… Давай Мотлов… Мою любимую. Помнишь? – Максим решил проверить Костину память.
- Парень, у тебя в архиве Dr. Feelgood есть? – рыжий порадовал Малафеева -вспомнил без раздумий.
- Есть. Это же классика, - продавец порылся в файлах и запустил программу ГитарПро.
Некоторое время, Костя внимательно просматривал табы, приноравливал пальцы – давно, всё-таки не играл. Немного потренькав, и, ощутив боевую готовность, рыжий предупредил:
- Да начнётся рубилово!
Котов волновался. На кону стояла его задница! И перед молодым поколением лошиться не хотелось. От натуги, он покраснел как свёкла. Закусив губу, Костик зажал струны и начал играть.
Продавец установил слишком большую громкость. Казалось, от рёва гитары в отделе потрескаются витрины. Проходящие мимо покупатели с интересом заглядывали внутрь, а некоторые даже останавливались, чтобы посмотреть на рыжего гитариста.
К своей величайшей радости, Константин отыграл без единой помарки. Но хитрый Максим не хотел признавать своё поражение.
- Что-то слишком лёгкая партия, - заметил он.
- Ну да, песня не сложная, - в один голос согласились Костя и продавец.
- Так не пойдёт, - мотнул головой Макс. – Я хочу сделать другой заказ.
- Хуёчек тебе в роточек, а не другой заказ, - от негодования, рыжий чуть не швырнул гитару на пол. – Мы так не договаривались.
Зеваки с интересом наблюдали за разгорающейся ссорой этой непонятной парочки.
- Но… но… - Малафеев беспомощно посмотрел по сторонам.
- Будь ты умнее, предложил бы мне сыграть какой-нибудь Hangar 18 Мегадэтовский. Я бы тогда слажал, сто пудов. А так… Ты в пролёте, - самодовольно улыбнулся рыжий.
Максим проскулил в ответ и сник.
- Хорошая гитара, я беру. Сивый, достань кошелёк из сумки, - попросил Костя.
Макс, насупившись, швырнул Котову тряпичную котомку, а сам, нервно размахивая руками, поверженный, вышел из отдела.
Любопытствующие тоже стали расходиться.
- Вот такой у меня нервный лучший друг, - расплатившись, пояснил Константин и, подмигнув парню, покинул отдел.
Продавец вернулся к поглощению чипсов.
***
Торговый центр был полон народу. Люди переходили из отдела в отдел, выбирая подходящий товар. Одежда, обувь, бижутерия, сувениры… Основная масса покупателей – дамочки разных лет. Немногих сопровождали несчастные мужья, на лицах которых было написано – поскорее бы свалить из этого вертепа.
Костя и Максим поднялись на эскалаторе до третьего этажа в поисках отдела нижнего белья.
- Покупать будешь ты, - прошипел Макс.
- Почему это?
- Ты выиграл – ты и покупай, - рыкнул Малафеев. Он обиделся на рыжего.
- Вот ещё, не буду я как женатый лох… - возмущённо начал Костя и получил колкий взгляд от проходящей мимо супружеской пары. Мужчина кашлянул и «увернул громкость».
- Котяра, блять, помойный, неужели до тебя не доходит - мне стрёмно покупать такие вещи. Продавцы сразу поймут, что я выбираю нижнее бельё для себя, - заныл сивый.
- А мне не, значит, не стрёмно? - упирался Константин.
- Ты, по крайней мере, похож на нормального натурального мужика, - цыкнул Макс.
Эти слова польстили рыжему. Он краем глаза, самовлюблённо посмотрел на своё отражение в витрине.
- Ладно, - смилостивился Котов. – Тогда поошивайся где-нибудь поблизости. Только, умоляю, не покупай сувенирной чухни в отделах типа твоего любимого «Духовного мира»…
- Посмотрим, - уклончиво ответил Макс и, толкнув Костю в плечо, побежал в отдел с восточной экзотикой.
***
Пока Максим токсикоманил выбирая благовония, и присматривал табак для кальяна, Константин робко переступил порог магазинчика «Эммануэль». Он почувствовал себя немного неловко в окружении четырех женщин – трех покупательниц и продавщицы.
Рыжий скромно огляделся – кругом стояли манекены, разодетыt в лифчики, трусы и чулки.
«Мдя, совсем не мой мир», - волнительно подумал он.
- Молодой человек, Вам помочь? – елейный голос продавщицы вывел Константина из ступора.
- Эээ, - от волнения рыжему захотелось почесать задницу. Но он сдержался.
- Подарок выбираете? – догадалась девушка-консультант. Она ещё совсем молоденькая, ей не дать больше 22ух лет.
- Да… - неуверенно подтвердил Костя. – Жене, - пояснил он.
- Вы не стесняйтесь, к нам часто приходят мужчины, чтобы приобрести нижнее бельё своим дамам сердца, - подбодрила девчонка.
«Видела бы ты мою «даму», - мысленно фыркнул Костик и прочитал имя продавщицы, указанное на бейджике – Алёна.
- Ха, а Вы с моей дочкой тёзки, - заметил Котов.
- Замечательно, - улыбнулась девушка. – Она у вас, наверное, ещё совсем маленькая?
- Да. Крошечка, - Алёна не заметила иронии в голосе Костьки.
- Вам подсказать, посоветовать? – не унималась продавщица.
- Нет, спасибо… Я сам, - тактично отказался рыжий.
«У меня есть своя голова на плечах. Я лучше всяких девок-консультанток знаю, как нарядить моего мужчинку», - резонно заключил он.
Костя решил не парить мозг, и выбрал Максу чёрное кружевное нижнее бельё. «Это всегда актуально. Даже для мужика», - подумал он. Чулки в мелкую сетку, чёрный ажурный пояс, полупрозрачная коротенькая сорочка и шифоновый, воздушный пеньюар. Продавщица одобрила этот выбор, расхвалила вкус рыжего и даже вручила ему дисконтную карту со скидкой 5%.
Котов подкрался к Максиму, который втыкал аромат благовонных палочек в отделе с восточной экзотикой.
- Смотри, - рыжий приоткрыл пакет.
- Готишно, - холодно заметил Макс. Он не горел желанием вспоминать одинокую молодость…
- Покупай свои зловонные палки и скорее домой, - Костик жадно сжал жопу Малафеева. Продавщица, увидевшая это, подавилась конфетой.
***
- Давай-давай, скорее, - Костя весь извёлся. – У меня уже от одних мыслей стояк, - рыжий подошёл к курящему на лоджии Максу и прижался к его заднице, показывая свою готовность.
Малафеев, напротив, энтузиазма Константина не разделял и не хотел переодеваться.
- Макс, что ты как не родной? – шепнул Костька и поцеловал в ушко. – Давай, я помогу тебе чулки напялить.
Обхватив за талию, Котов оторвал сивого от пол и потащил к тахте. Быстро расстегнул непослушную пуговицу на джинсах Максима, сняв их.
- Смотри, какая красота, - рыжий натянул на руку чулок, показывая тонкий сетчатый узор.
- Угу, - спокойно отозвался Макс. – Одевай, - мужчина протянул стройную ногу, привлекательно вытянув носок.
- Ммм, - Костя пощекотал языком розовенькие ступни Малафеева, ласково облизал каждый пальчик – белобрысый любит такое.
- Умммм, - довольно протянул Максим и расслабился.
Котов заботливо натянул чулки на длинные ноги Макса, поцеловав острые коленки.

***
Максим стеснялся. Кроме того, силиконовые резинки на чулках были слишком тугими и неприятно сдавливали ляжки. Он стоял у стены как проститутка, поставив ногу «уголком», но стыдливо опустив веки.
- Блё-о, - на более адекватную реакцию Костя был неспособен. Внешний вид Макса возбудил его как хорошая порнуха.
Белобрысые волосы собраны заколкой на макушке, обнажая длинную шею. Чёрный пеньюар призывно спадал с худого плечика. Ноги в чёрных чулках казались ещё более длинными и стройными.
- Бля-а, - зарычав, рыжий подскочил к Малафееву и начал его лапать.
Не удержавшись, нетерпеливый Котов порвал сорочку, за которую отвалил тысячу рублей. Обнажив плоскую грудь, рыжий принялся вылизывать тёплую кожу. Его правая ладонь до синяков мяла кругленькую ягодицу Макса.
Малафеев стонал и хныкал. Ему уже было наплевать на то, что чулки и пояс немного давили. Он перестал чувствовать себя пятнадцатилетнем залуподротом в мамкином пеньюаре.
«Плевать, что на мне дамские шмотки», - сивый из последних сил пытался соображать. – «Котяра сходит от меня с ума… Я секс-гигант, йопта!»
А у Кости снесло крышу. Он не целовал своего белобрысого, нет. Издавая ряд нечленораздельных звуков и матерных слов, он лизал и покусывал его кожу.
Досталось всему – локтевым сгибам, соскам, бокам, запястьям с просвечивающими сквозь бледную кожу венами. Рыжий вгрызся в элегантный пояс, поддерживающий чулки, пытаясь таким образом стянуть его с талии. Не получилось.
Макс едва держался на ногах, вцепившись в рыжие кудри Костьки.
Котов, стоя перед ним на коленях, тщательно вылизал гладко выбритый лобок, и со вздохом приступил к отсосу.
Никогда ранее у него не получалось впускать член так глубоко в глотку. Максим от перевозбуждения ударился головой о стену, но боли не почувствовал. Рыжий сосал как никогда качественно, и член Малафеева чувствовал себя очень уютно в горячей ротовой полости.
Устав сосать, рыжий облизал влажную эрекцию дрожащего Максима и принялся водить губами по розовой головке, проникая кончиком языка в дырочку и щекоча уздечку.
- Съем тебя, - прорычал он, и, изогнувшись, провёл смоченными слюной пальцами по напряжённой мошонке.
- Засади мне! Уже не могу, - Макс дёрнул Костю за волнистые волосы.
- Давно пора, - рыжий вскочил на ноги и резко повернул Малафеева лицом к стене.
Надавив на плечи, он наклонил белобрысого и сдернул с волос заколку. Так Максим выглядел привлекательнее и… порочнее.
Не жалея потраченных денег, он дёрнул за тонкую ткань пеньюара и тот порвался по швам. Костя, причмокивая и вздыхая, зацеловал костлявую, но стройную спину Макса, опустившись к любимой «расщелине удовольствий».
Сивый развёл ноги шире для облегчения доступа, рыжий раздвинул пальцами аппетитные булки Малафеева, провёл языком внутри горячей складки.
Максим заскулил и даже чуть не разодрал обои.
- Забыл… наш драгоценный Тик-так, - рыжий припал раскрасневшейся мордой к напряжённым ягодицам.
- Наплюй, - прошипел Максим. Он давно не мальчик и ему не привыкать долбиться так.
И Костя смачно плюнул в на почти раскрытую дырочку белобрысого. Котов спешно освободился от одежды, раскидав её по сторонам. Его член сочился смазкой.
Привычным движением он направил плоть в жопку Максима. Малафеев простонал и насадился на Константина глубже.
Парни пыхтели и от избытка чувств нецензурно выражались. Сивый валился с ног и. Котов то придерживал Макса за худые бока, то шлёпал ладонью по заднице в такт толчкам, то сжимал ляжки, пытаясь засунуть пальцы под тугую резинку чулок. В некоторых местах тонкая сеточка разошлась, и Костя пощипывал разгорячённую кожу бёдер.
- У-у-у, дьявольская шахта, - прорычал он, навалившись на Малафеева не прекращая движений. Максим, зажмурившись, упёрся ладонями и лбом в стену
Костик всегда отличался бурным нравом. Но в этот раз, сексуальный сеанс был особо бешеным. С одной стороны, казалось, что рыжий протрёт дырку своим членом в канале Макса. А с другой…
- Ах… ты… ёмана… - внутри белобрысого всё заходило ходуном. Мышцы внизу живота томительно сжались, и Макс запищал, когда почувствовал как из него, щекоча изнутри, выливается сперма.
Поцарапав бока Малафеева, Костя напрудил ему полную задницу. Со вздохом выйдя из неё, рыжий, утерев пот со лба и облизнувшись, посмотрел, как его белая жидкость потекла про раздвинутым ляжкам, испачкав ажурные резинки чулок.
***
Костя помог подняться затраханному Максиму, распластавшемуся у стены.
- Утомился, тутундрик, - ласково проговорил рыжий и поцеловал Малафеева в висок.
Мужчины рухнули на тахту. Костя, улыбаясь, смотрел в потолок, до сих пор ничего не соображая после знатного анального ралли.
Сивый, скинув с себя порванную ночнушку и халатик, потянулся за сигаретами. Блаженное выражение его лица сменилось на задумчиво-печальное.
- В чём дело? – Константин уловил подозрительно грустное настроение любимого, никак не соответствующее качественному отжигу.
- Ты на меня так набросился… - меланхолично промямлил Малафеев. – Ты соскучился по бабам?
Рыжий нервно вздрогнул, даже послеоргазменная нега прошла после такого идиотского предположения.
- Я сейчас обижусь и дам тебе по башке, - пробубнил Костя, скрутив руки на груди. – С чего ты взял?
- Хы… я же похож на девушку в этих шмотках? – тихо поинтересовался Максим. – Вот я и подумал…
- Макс… твоей блондинистой тыкве запрещено думать в больших количествах. Потому что, в итоге, твои мысли преобразуются в бредовую мудосрань, - выдохнул Котов и прижал к груди сивого. – Стручок, меня бабы вообще не возбуждают, ты же знаешь. И какой вывод можно сделать из моих слов?
- Какой? – Малафеев расслабился в сильных руках Кости, и ему было ленно думать.
- Такой, - шлёпает по ляжке. – Если бы ты был похож на бабу… хрен бы я тебе присунул! – мужчины одновременно захохотали.
- Мой анальный шелудитель, - влюбленно выговорил Макс и поцеловал в щёку.
- Так что… просто забава такая была, - мягко улыбнулся Котов. – Если хочешь… я могу в следующий раз тоже… что-нибудь такое одеть. Только ради тебя! – важно поднимает палец.
- Костя, если ты наденешь на свои волосатые ноги чулки, а на широкие плечи кружевной халатик, - белобрысый заржал и заколотил ногами по кровати. – Это будет не сексуальная игра, а «смехопанорама» какая-то. Весь настрой пропадёт. Лучше не надо.
- Я рассчитывал, что ты ответишь именно так, - Костик пощекотал Макса под рёбрами.
- Я тебе лучше стринги куплю, хорошо? – сивый трётся щекой о крепкую грудь Константина. – С тигровым принтом. Ты же у меня в год Тигра родился, как раз, будет в тему.
- Повелитель одобряэ, - согласился Котов и чмокнул Максима в губы. – Давай, сивый, мне свои ноги. Эту чулочную дрань с тебя сниму…
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

0 комментариев