Ольга Морозова

Людовик XIII - неизвестный король

+ -
+20
Аннотация
Наверняка многие в юности читали бессмертный роман Дюма "Три мушкетёра" и с замиранием сердца следили за увлекательным сюжетом. А вот многие ли помнят имя короля, в правление которого происходили описываемые события? Его образ как-то теряется на фоне других, более ярких персонажей романа. Так и в реальности. Личность Людовика XIII кажется бледной и незначительной рядом с такими историческими монстрами, как Ришелье, Генрих IV или Людовик XIV. Но в истории нет лишних людей, и Людовик XIII вовсе не случайный, проходной правитель на французском престоле. Без него не было бы последующей блистательной эпохи Короля-Солнце. Правда о политике говорить не хочется. Цель этой статьи - помочь читателям поближе познакомиться с личностью известного всем, но малознакомого и загадочного короля Людовика XIII.

Прекрасное апрельское утро 1617 года. Кончино Кончини, маршал д'Анкр, фаворит регентши Марии Медичи и фактический правитель Франции направляется в Лувр. Стоит ему, однако, миновать подъёмный мост, как неожиданно внешние ворота закрываются, отрезая маршала от его эскорта, а путь преграждают несколько королевских гвардейцев во главе с их капитаном де Витри. Кончини останавливается в нерешительности, а де Витри обращается к нему со словами: "Именем короля, вы арестованы!" Удивлённый маршал отступает назад и пытается вытащить шпагу. Де Витри отдаёт гвардейцам приказ вмешаться. Три пистолетных выстрела поражают Кончини на месте. Уже мёртвое тело, исколотое кинжалами для пущей уверенности, переносят в небольшое помещение для стражи, забрав драгоценности и всю одежду. Людовик XIII, игравший всё утро в бильярд, слышит выстрелы, спокойно приказывает подать ружьё, берёт шпагу и выходит из бильярдной. Ему навстречу мчится полковник корсиканских гвардейцев д'Орнано с известием: "Сир, дело сделано!" Король открывает одно из окон, выходящих во двор Лувра, выглядывает из него и, обращаясь к собравшимся там, произносит: "Спасибо! Большое всем спасибо! С этого часа я - король!"

А теперь перенесёмся на 16 лет назад. 27 сентября 1601 года вторая супруга короля Генриха IV Мария Медичи родила мальчика, будущего Людовика XIII. Мало какого ребёнка ждали столь же нетерпеливо, как рождения этого младенца. На его появление уповали не только родители, но, без преувеличения, и вся Франция. Вполне объяснимый факт. Три последних представителя династии Валуа не оставили после себя наследников мужского пола. Первый брак нынешнего короля Генриха IV, родоначальника династии Бурбонов, также остался бездетным, почему и был расторгнут. Так что на союз Генриха IV и Марии Медичи возложены особые надежды. Стране, пережившей гражданскую войну, нужна стабильность во власти, а обеспечить её может лишь рождение наследника. К будущему королю с самого рождения приставлена многочисленная свита в количестве 224 человек, в числе которых личный врач Жан Эроар. Именно благодаря ежедневным записям этого верного протестанта, служившего ещё Карлу IX и Генриху III, который он будет вести до своей смерти в 1628 году, мы знаем много о детских и юношеских годах Людовика XIII. Также у маленького короля целых три кормилицы. К одной из них, Антуанетте Жорон, он сохранит сильную привязанность на протяжении всего детства и юности. Двор дофина (так называли наследника французской короны) располагается в Сен-Жермен. Его день тщательно расписан королём, который всегда в курсе самочувствия своего сына и его успехов в обучении.

 Людовик XIII и Мария МедичиЛюдовик растёт живым и любознательным ребёнком. У будущего короля отличная память, он набожен, обожает сказки, исторические рассказы и географические карты. А ещё он обожает своего отца. Людовик зовет Генриха IV "папа", несмотря на то, что, согласно этикету, обязан обращаться к нему не иначе как "сударь". Впрочем, такое отношение не удивительно. Генрих IV - чадолюбивый отец. В Сен-Жермен, по настоянию короля, живут все его дети, и законные, и незаконные. При дворе их называют "стадом". Генрих очень любит проводить время в кругу своей многочисленной семьи. Старшего сына он выделяет особо. Между ними устанавливается очень сильная эмоциональная связь. Дофин всегда передаёт записочки своему отцу, когда кто-то из его свиты едет к королю в Париж. А если Генрих приезжает в Сен-Жермен, Людовик буквально ни на шаг не отходит от него. Мария Медичи, напротив, не испытывает к своим детям особой привязанности. Исключение составляет лишь самый младший - Гастон - будущий герцог Орлеанский, которого она безмерно балует. Отношения со страшим сыном у Марии явно не складываются, то есть королева даже не пытается делать вид, что любит его. С Людовиком она сдержанна и высокомерна. Мария считает, что воспитывать дофина надо в строгости и дисциплине. Орудием воспитания становится плеть, которую будущий король впервые пробует уже в два года за то, что "был упрям". К слову, Генрих IV также благосклонно относится к подобным методам воспитания, даже напоминая в письмах к гувернантке дофина, что порка периодически необходима. Физические наказания будут применяться к Людовику вплоть до его женитьбы на испанской инфанте, а упрямство юного короля, унаследованное им от обоих родителей и доводившее Марию до исступления, будет являться едва ли не основной причиной. "Им тем более трудно было управлять, потому что он был рождён, чтобы править самому и командовать другими. Он ревностно защищал свой авторитет." - наставник короля лучше всех понял его характер, чего так и не смогла сделать Мария Медичи. Однажды Генрих IV сказал своей супруге: "Конец моей жизни станет началом ваших несчастий. Одно могу сказать вам точно, зная вас, упрямицу, и предполагая, каким упрямым станет он: вы ни за что не поладите". Эти слова отлично отразили конфликтный характер отношений, которые установились между Марией Медичи и Людовиком XIII.

 Маленький Людовик 13 играет с отцом и братом в сражение при Иври14 мая 1610 года Генрих IV погибает от руки наёмного убийцы. Потеря обожаемого отца - большое горе для ребёнка 8,5 лет от роду. Постоянно окружённый людьми, но тем не менее одинокий, Людовик замыкается, постепенно превращаясь из беззаботного и весёлого мальчугана в угрюмого и молчаливого подростка. Мария Медичи, ставшая после смерти супруга регентшей, испытывает всё большее раздражение при виде своего старшего сына, "в годы регентства она ни разу не обняла его". 17 октября 1610 года Людовика коронуют в Реймсе, однако в жизни теперь уже короля ничего не меняется. Его будни заняты, в основном, учёбой. Учиться Людовик не слишком любит, к великому огорчению учителей, поскольку явно наделён живым, пытливым умом. Королю не нравится чтение, зато он прекрасно разбирается в живописи и музыке, сам сочиняет небольшие музыкальные произведения, неплохо играет на гитаре. У Людовика исключительные способности к механике. Он довольно быстро может разобраться в устройстве любого механизма, отливает в собственной кузнице маленькие пушки, из которых можно стрелять, и ловко управляется с собственной маленькой типографией. Но больше всего он обожает оружие, военное дело и охоту. Юный король - прирождённый военный, умело командует своим войском из 120 человек и ходит в караулы как простой мушкетёр. В 14-летнем возрасте король даже на занятия является в военном обмундировании. Что касается охоты, то она занимает Людовика всё больше. Ему позволено отправляться охотиться, когда вздумается, иногда в ущерб более серьёзным и нужным занятиям, чему немало способствует Мария Медичи. Дело в том, что становясь старше, своевольный и пылкий король всё чаще начинает вести себя как государь. Это сильно беспокоит Марию, которая не планирует уступать власть своему сыну. Правда она считает его недалёким и неспособным к управлению государством, однако, чтобы подстраховаться, удаляет Людовика от государственных дел, насколько это возможно. Мать специально подбирает для окружения короля людей, преданных ей целиком, да к тому же весьма посредственного ума, заменяя ими его друзей, а также просто умных людей, на которых юный король мог бы опереться. Такое окружение не стимулирует Людовика посвящать свой досуг занятиям интеллектуальным и уж тем более не способно помочь ему разобраться в тонкостях государственной политики. Поскольку, кроме учёбы, других занятий у юного короля практически нет, то именно охоте он посвящает львиную долю своего времени. Постепенно она становится главной страстью в жизни монарха. Именно благодаря охоте в окружении Людовика появляется первый, по-настоящему близкий после смерти отца, человек.

 В 1611 году король решает организовать птичник. Нет-нет, речь не о курах, утках и других домашних пернатых. У него при дворе огромное количество охотничьих птиц. Помимо этого, прямо в королевских апартаментах решено соорудить вольер, где Его Величество мог бы заниматься приручением ястребов, соколов и кобчиков. Смотрителем вольера становится Шарль д' Альбер де Люинь, дворянин родом с юга, который завоёвывает симпатию короля своим умением обучать птиц и познаниями в области соколиной охоты. Люинь красив, умеет быть очаровательным. Он - человек посредственного ума, поэтому королева-мать поначалу вполне благосклонно относится к появлению Люиня в свите своего сына, ведь распорядитель кабинета птиц (так официально называлась его должность) полностью соответствует тому типу людей, которые, по мнению Марии Медичи, должны находиться подле короля. Можно предположить, что привязанность Людовика к Люиню поначалу могла носить сыновний характер, особенно учитывая 23-летнюю разницу в возрасте. На момент их знакомства Людовику всего 10 лет. В лице Люиня довольно одинокий король находит ту опору и мужской пример для подражания, которого он лишился со смертью отца, а также доверенное лицо и верного друга. Последнее утверждение может показаться несколько нелепым, даже смешным. Ну какая дружба возможна между подростком и зрелым мужчиной? Однако следует учитывать то обстоятельство, что дети в описываемое время воспитывались несколько по-иному, нежели сейчас. Их развитие шло быстрее, к ним относились как к маленьким взрослым. Что уж говорить про воспитание будущего короля, которого с раннего детства готовили к этой высокой миссии. Поэтому неудивительно, если во многих вопросах Людовик опережал своих сверстников и вполне мог вести разговор и поддерживать отношения с людьми куда более старшими по возрасту. К тому же не будем забывать, что королевское благорасположение во все времена сулило весьма выгодные перспективы и всяческие благоденствия. Люинь не исключение, он небогат и его род не может похвастаться древней историей, поэтому с его стороны было бы глупо отказываться от столь чудесного шанса обогатиться и возвыситься. Однако Люинь верен и предан королю. Когда монарх тяжело заболевает, он не отходит от постели больного. В обществе своего главного птицелова король, обычно молчаливый и замкнутый, становится более свободным. Они много, подолгу и очень откровенно беседуют, что является лишним подтверждением доверия, которое король питает к Люиню. Дело в том, что у Людовика в подростковом возрасте появляются проблемы с речью. Он слегка заикается, чего очень сильно стесняется, предпочитая вообще лишний раз без надобности не открывать рта, а если говорит, то старается делать это медленно, дабы дефект не был так заметен.

Шарль д’Альбер, герцог де ЛюиньВ январе 1615 года Людовик назначает своего друга губернатором Амбуаза. Решение вызывает возмущение среди дворян королевства. Ещё бы, ведь король забрал это право у принца Конде, то есть предпочёл принцу крови какого-то мелкого дворянина. Королеву-мать тоже начинает беспокоить всё возрастающее влияние Люиня на её сына, особенно то, что фаворит подталкивает короля к мысли о самостоятельном правлении без чьей-либо опеки. Беспокоит это и Кончини. Авантюрист из обедневшего знатного итальянского рода, выскочка, получивший доступ во дворец, благодаря своему браку с молочной сестрой и лучшей подругой королевы Марии Медичи. Кончини не собирается отказываться от власти, так удачно и легко свалившейся ему в руки. Все прекрасно понимают, что в действительности страной управляет не регентский совет во главе с королевой, а Кончини, который, по слухам, является любовником Марии Медичи. Он настоятельно советует Марии отослать Люиня добровольно или силой. Фаворит, крайне обеспокоенный враждебностью со стороны итальянца, начинает всерьёз опасаться за свою жизнь. Для того, чтобы лишний раз не передвигаться по улицам Парижа и уменьшить вероятность покушений на себя, Люинь покупает должность капитана Лувра. В этом, помимо безопасности, есть ещё один плюс. Теперь он может видеться с королём практически круглосуточно. Комната Люиня находится над апартаментами Людовика, куда можно попасть по внутренней потайной лестнице. Люинь по натуре миролюбив, конфликты не его стихия, он предпочитает компромиссы и достаточно ловок, чтобы обходить острые углы. Он не хочет окончательно портить отношения с королевой-матерью и ищет её расположения. Похоже ему это удаётся, потому что несмотря на раздражение, которое испытывает Мария к фавориту своего сына, Люинь остаётся подле Людовика. Постепенно он начинает исполнять поручения своего друга и покровителя, весьма далёкие от ловли и приручения птиц. Именно Люиню король предоставляет право отвезти письмо с приветствием своей будущей супруге, испанской инфанте Анне Австрийской, когда та прибывает в Байонну. В этом письме даже есть строчки, посвящённые лично фавориту. Людовик отзывается о нём как об "одном из довереннейших приближённых". Мысли о предстоящей свадьбе не слишком радуют короля, однако встретившись впервые со своей невестой, он находит её хорошенькой и изящной, что примиряет Людовика с необходимостью жениться.

Анна Австрийская королева ФранцииПосле бракосочетания в Бордо и последовавшей за ним крайне неудачной брачной ночи, молодожёны возвращаются в Париж. Анна Австрийская едет со своей свитой и королевой-матерью, а Людовик в компании Люиня, предпочитая его обществу своей юной супруги. Во время остановки новобрачных в Туре, король на три дня уезжает в находившиеся по соседству владения своего друга, чтобы поохотиться там, оставив Анну в одиночестве.По приезде в Париж ничего не меняется. Людовик явно не желает проводить время со своей женой, постоянно пропадая у Люиня. С ним король обедает, ужинает, порой ночует у него, а иногда фаворит остаётся ночевать в комнате своего повелителя. Когда наставник Людовика, господин де Сувре, осмеливается выразить беспокойство по поводу такой близости, обычно сдержанный король приходит в неописуемую ярость. Злые языки при дворе называют Люиня "миньоном короля", утверждая, что он ему милей, чем Анна Австрийская. Венецианский посол в одном из своих писем замечает, какое "необычайное внимание и любовь" проявляет Людовик XIII к тому, что говорит господин де Люинь, поскольку "хорошо только то, что делает он". А Мария Медичи называет Люиня не иначе как "демон, который овладел королём, делая того глухим, слепым и немым". После женитьбы отношения Людовика с матерью становятся всё более напряжёнными. Они видятся по нескольку раз в день, согласно протоколу, но почти не разговаривают. Король понимает, какого мнения о нём его собственная мать, считающая его глупцом и испытывающая к нему возрастающее недоверие по мере его взросления. Опасаясь за свою жизнь, Людовик надевает на себя маску дурака и делает вид, что увлечён исключительно детскими играми. "Я притворялся ребёнком" - скажет он позже, взяв власть в свои руки. Правда опасается юный король не столько мать, сколько её фаворита, и опасения эти не напрасны. Могущество Кончини кажется беспредельным. Он - маршал Франции, губернатор одной из богатейших провинций королевства, обладатель собственной армии, более сильной, чем королевская. Вместе с супругой Кончини владеет недвижимостью и имуществом на более, чем внушительную сумму, также к его услугам государственная казна, которой он пользуется как своей собственной. В течение нескольких лет Людовик XIII вынужден терпеть бесстыдство и наглость этого человека, чьи действия в отношении короля крайне оскорбительны. Кончини позволяет себе сидеть в присутствии Людовика, не снимать при нём шляпу, а шествуя по галереям Лувра в сопровождении своей охраны, пренебрегает причитающимися королю приветствиями. Кстати, никто из дворян, кроме короля, не может иметь собственную вооружённую охрану на территории королевской резиденции. К тому же, когда Кончини выходит из покоев королевы-матери, то частенько демонстративно делает вид, что завязывает штаны, чтобы окружающие не сомневались в характере его отношений с Марией Медичи.

К 1617 году в голове Людовика окончательно созревает решение править самостоятельно. Однако он колеблется, ведь у него нет друзей, сторонников, а главное денег, которые, по распоряжению Кончини, ему перестают выдавать казначеи. Зато у короля есть Люинь - единственный преданный друг. Именно Люинь приводит к королю нескольких надёжных людей, включая двух собственных братьев, а также, через своего сослуживца по соколиной охоте, устанавливает контакт с бароном де Витри, капитаном королевских гвардейцев, согласившимся произвести арест Кончини. Люинь понимает весь риск затеянного ими дела, несколько попыток отстранить Кончини от власти уже потерпели крах, их самих в любой момент могут арестовать. Однако он также понимает, что Людовик - король, за ним будущее, которое, учитывая отношение государя, сулит самому Люиню только хорошее. Людовик XIII и правда оказывается благодарным и щедрым к своему фавориту. После убийства Кончини и отстранения от власти регентши милости начинают сыпаться на Люиня как из рога изобилия. Для начала королевский фаворит получает всё имущество четы Кончини, ради чего без колебаний супругу покойного маршала Леонору Галигаи отправляют вслед за мужем на небеса по обвинению в колдовстве. Люинь лично инспирирует эти обвинения, с молчаливого согласия короля. Теперь фаворит может распоряжаться всеми титулами и должностями покойного Кончини, а также получает от короля почти все драгоценности Леоноры. Почти, потому что кое-что досталось супруге Людовика III Анне Австрийской, и то лишь потому, что осторожный и расчётливый фаворит не рискнул прибрать к рукам всё.

С апреля 1617 года, когда Людовик начинает своё самостоятельное правление, по май 1618 Люинь совершает головокружительный взлёт, став первым камергером, губернатором Нормандии, герцогом, пэром и, наконец, коннетаблем (высшая военная должность в государстве). К тому же Люинь женится на Марии де Роган, представительнице одного из знатнейших родов Франции. Кажется нет ничего, что бы не сделал король для своего любимого фаворита, настолько велика его привязанность к Люиню. Именно он становится главой королевского правительства и фактически начинает править страной. Само по себе это вполне логично. Люиню на момент переворота 1617 года уже 39 лет, а Людовику всего 16. Он совершенно неопытен в делах управления страной, несмотря на огромное желание править. Ему требуется наставник, и конечно он рассчитывает на помощь своего верного друга. Людовик в свои 16 лет скрытен, строг и набожен. У него слабое здоровье, которое сильно повлияло на его характер, превратив из весёлого ребёнка в угрюмого меланхолика. Его мучают непонятные приступы с конвульсиями, желудочно-кишечные расстройства, к которым позднее прибавятся хронический энтерит и туберкулёз. Роскошной одежде, надеваемой только в случае крайней необходимости, он предпочитает скромное платье из грубой шерсти тёмных тонов. Впоследствии король не раз будет издавать эдикты против излишней роскоши в одежде, а также запретит дамам ношение слишком откровенного декольте. Людовик не любит большого скопления людей, поэтому не жалует пышные придворные праздники. Его любимыми развлечениями по-прежнему остаются охота, музыка и рисование. Королю комфортнее в узком кругу хорошо знакомых и приятных ему людей, где он чувствует себя свободно. Королева, увы, в этот круг не входит. С момента свадебной церемонии и неудавшейся первой брачной ночи король видится со своей супругой от силы 20 минут в день, поскольку того требуют дворцовые правила. Людовик всё так же очень много времени проводит с Люинем и совершенно неожиданно для всех увлекается очаровательной юной супругой своего фаворита. Увлекается настолько, что придворные начинают гадать, ради кого же, всё-таки, король навещает чету Люиней. Люинь ревнует, обеспокоена и королева. Она и так с большим трудом выносит связь своего мужа с Люинем, о чём судачит весь двор. Теперь же Анна Австрийская и вовсе чувствует себя униженной. Впрочем, волноваться и тревожиться особо не о чем. Людовик настолько недоверчив к женщинам и стыдлив, что его увлечение не выходит за рамки платонических отношений, или даже скорей дружеской привязанности, хотя многие при дворе сожалеют, что король "никогда не помышлял наставить коннетаблю рога". Люиня не любят, а многие ненавидят также, как когда-то Кончини. По словам врагов Люиня, у него шесть недостатков: бездарность, тщеславие, скупость, нерешительность, трусость, неумение держать слово. Друзья Люиня советуют ему быть более сдержанным, осмотрительным, и не совать всюду свой нос. Однако сложно следовать разумным советам, когда деньги и власть сами плывут в руки. Люинь уверен в благосклонности короля и в своём влиянии на него. Но он забывает о том, что его господин уже не ребёнок, и что он - король.

 Король... Для Людовика XIII это был не пустой звук, не просто титул. Он никогда не сомневался в том, что является истинным помазанником божьим, и был проникнут сознанием собственного величия. Король очень ревностно заботился о своём авторитете и не любил, когда на его высочайшие права покушались. Говоря современным языком, он был "босс" и всегда, в любых обстоятельствах хотел им оставаться. К тому же Людовик был крайне неуверенным в себе, а, в сочетании с гордостью, это делало его очень подозрительным. Кардинал Ришелье, человек гораздо более проницательный и умный, нежели Люинь, довольно быстро понял эту особенность королевской натуры. Арман-Жан дю Плесси де Ришелье, епископ Люсонский был креатурой королевы-матери Марии Медичи. Именно её покровительство обеспечило ему место в королевском совете. После убийства Кончини, Ришелье вместе со своей благодетельницей был вынужден отправиться в изгнание, но затем, благодаря своему умению лавировать и необыкновенным дипломатическим способностям, сумел примирить мать с сыном. На радостях Мария Медичи выхлопотала ему кардинальский сан. Постепенно кардинал завоевал доверие Людовика XIII, возглавил королевский совет, стал герцогом и пэром, фактически заняв подле короля то место, которое ранее принадлежало его матери, а Мария Медичи покинула Францию, проклиная того, кто отплатил ей столь чёрной неблагодарностью. Несмотря на всё своё могущество, всесильный министр до конца жизни боялся утратить благорасположение Людовика XIII. Он всегда помнил своё место и вынужден был ловчить, дабы король не почувствовал себя ущемлённым в правах. Однажды Людовик, которому со всех сторон нашёптывали о мании величия кардинала, предложил тому первым пройти в двери, признавая тем самым своё превосходство. Ришелье не растерялся, схватил со стола канделябр и ответил: "Я пойду первым, Ваше Величество, чтобы освещать вам путь". В вопросах, касающихся государственных дел, Ришелье позволял себе лишь слегка направить монарха в сторону более верного решения, предварительно подробно изложив все "за" и "против", но последнее слово всегда оставалось именно за королём. Люинь же, по-видимому, не хотел разбираться в характере своего господина, а может быть просто решил, что ему теперь "сам чёрт не брат". А чего ему бояться? Он баснословно богат, все его родственники пристроены, вокруг него существует самый настоящий двор. Люинь не замечает, что хвастливая пышность, которой он себя окружает, начинает раздражать Людовика. "Король-Люинь" - так называют фаворита за глаза, и не только придворные. Однажды, приняв у себя британского посла, Людовик видит, как тот направляется в покои фаворита и обращается к одному из своих придворных: "Смотрите, он идёт на аудиенцию к королю-Люиню!" Тем не менее, король всё ещё позволяет фавориту пользоваться своим благорасположением. Причина такого долготерпения кроется ещё в одной особенности королевского характера: если Людовик отвергает кого-то, то делает это полностью, раз и навсегда. Поэтому не спешит разрывать с ним отношения.

В 1621 году король начинает военную кампанию против протестантов. Поначалу дела идут гладко, королевской армии один за другим сдаются несколько протестантских городов. Все поздравляют короля и коннетабля Люиня со столь короткой и успешной кампанией. Но под стенами Монтобана армию ждёт неудача. Этот протестантский город является ключевым пунктом, поэтому хорошо укреплён, а защитники действуют умело и держатся стойко. К тому же командует ими опытный военачальник, герцог де Роган. Осада такой крепости требует больших знаний и умений. Коннетабль оказывается некомпетентным в подобных делах, а у короля совсем нет опыта ведения военных кампаний. Спустя два месяца бесплодных усилий, неудачных переговоров, весьма успешной вылазки осаждённых, после которой в их руках оказывается почти вся артиллерия королевской армии, Людовик XIII и Люинь снимают осаду и отступают от стен Монтобана. Король чувствует себя униженным, армия деморализована, коннетаблю нужен хотя бы небольшой успех после такого фиаско. Он осаждает небольшой городок Монер, который сдаётся 12 декабря 1621 года. Королевская армия устраивает в городе резню и сжигает его дотла. Сомнительный успех, который не спасает престиж короля и репутацию коннетабля. Над головой коннетабля определённо сгущаются тучи. От весьма вероятной опалы его спасает смерть. 15 декабря 1621 года Люинь умирает от крапивной лихорадки (скарлатины). Людовик XIII немного опечален смертью своего давнего друга и фаворита, но в качестве надгробного слова произносит лишь: "Ему в самом деле чего-то не хватало". Что это, равнодушие? Скорее разочарование. О чувствах обоих мы можем лишь догадываться. Людовик определённо доверял своему фавориту и питал к нему глубокую привязанность до поры до времени, пока Люинь не начал вызывать у него раздражение своей кичливой самоуверенностью. Как относился к королю Люинь, не ясно. История не сохранила пылких признаний, да хотя бы мало-мальски добрых слов коннетабля, адресованных Людовику XIII. Вероятнее всего, для Люиня благосклонность короля была средством, благодаря которому он сделал головокружительную карьеру. Перед осадой Монера Люинь писал: "Я не боюсь ни этой женщины, ни её интриг, потому что этот человек меня настолько опасается, что ничего не сможет сделать так, чтобы я не узнал. После взятия Монера я установлю мир и устроюсь настолько хорошо, что уже ничего не буду бояться". Эта женщина - Мария Медичи, этот человек - Людовик XIII. В любом случае эта история в жизни короля Людовика XIII закончилась. Определённые выводы он из неё сделал, поскольку больше никогда не смешивал политику и личные привязанности.  

 После смерти Люиня король погружается в государственные дела и выяснение отношений с матерью и супругой. Кстати, именно в это время происходит история, связанная с Анной Австрийской, герцогом Бэкингемом и алмазными подвесками, которые обессмертит Дюма в "Трёх мушкетёрах". Людовик XIII пользуется ситуацией, чтобы со спокойной совестью вновь отдалиться от своей супруги. Но причина не только в гипотетической измене королевы. В жизни Людовика появляется Франсуа де Баррада. Всего за полгода очаровательный юноша из пажей превращается в первого конюшего, первого камергера и капитана резиденции Бурбонов. Позже его послужной список пополняется ещё несколькими солидными и весьма доходными должностями. "Этот молодой человек, не обладающий какими-либо достоинствами, быстро добился своего" - так отзывается о новом фаворите короля Ришелье. Впрочем, одно неоспоримое достоинство у Баррады всё-таки имеется. Он очень красив. Король вытворяет со своим юным фаворитом "сотню непристойностей", такие слухи ходят при дворе. По всей видимости поведение монарха даёт повод к подобным пересудам. Людовик, похоже, действительно влюблён "страстно" и не столь скрытен в проявлении своих чувств, как это было в отношениях с Люинем. В один из дней, пребывая в покоях королевы вместе с Баррада, Людовик "в порыве нежности" окропляет лицо фаворита несколькими каплями флёрдоранжевой воды. Юноша, не сдержав своего раздражения или удивления, бросается к королю, вырывает из его рук фарфоровый флакон и разбивает вдребезги. Не слишком правильное и дальновидное поведение для того, кто наверняка планировал как можно дольше пользоваться милостью и любовью короля. Из-за своей вспыльчивости и неумения держать себя в руках красавец Баррада не продержался в фаворитах и двух лет. Ещё одним просчётом юноши стало то, что он влюбился во фрейлину королевы и, дабы произвести на неё ещё большее впечатление, начал разглагольствовать о политике. Всё это отвратило от него короля, и Баррада был отправлен в отставку.

 Мари де Отфор, герцогиня де Шомбер - фаворитка Людовика XIII (предположительный портрет)Весна 1630 года начинается не радостно. Людовик подхватывает дизентерию, от которой едва не умирает. Выздоравливает он очень медленно. Впрочем, небеса, видимо в качестве компенсации за перенесённые телесные страдания, преподносят ему неожиданный сюрприз. Осенью этого же года король вновь влюбляется. Объектом его нежной привязанности становится Мари де Отфор, фрейлина королевы-матери, пятнадцатилетняя прелестная блондинка с голубыми глазами, похожая на ангела. Это романтическое чувство целиком поглощает короля. Он сочиняет множество изящных лирических песен, все слова в которых восхваляют достоинства мадемуазель де Отфор. Король часто гуляет со своей новой пассией, развлекая её беседой. Правда рассказы о приручении соколов и способах травли дичи молоденькая, хорошенькая девушка вряд ли сочтёт интересными. Но Мари льстит внимание монарха, поэтому она старательно делает вид, что ей нравятся бесконечные охотничьи истории короля. Примечательно, что отношения Людовика и мадемуазель де Отфор развиваются на фоне окончательного удаления от двора королевы-матери Марии Медичи. Место регентши в Совете занимает её протеже, а теперь самый непримиримый противник -  кардинал Ришелье. Этот своего рода мини-переворот Людовик полностью поддерживает, без всякой жалости разорвав отношения с матерью. Но ещё не раз и не два разногласия внутри этой странной троицы будут влиять на внешнюю политику Франции, её внутренние дела и, как это ни парадоксально, на личную жизнь самого Людовика. К счастью Мари де Отфор пока далека от политических и дворцовых интриг, поэтому ничто не мешает её безоблачным отношениям с королём. Людовик вдохновенно музицирует, уединяется с Мари в покоях королевы и вообще изо всех сил старается выглядеть влюблённым. Но он только и умеет вздыхать, нежно держа за руку. Живой, резвой и довольно пылкой Мари хочется большего, она мечтает не о вздохах, а о гораздо более прозаических вещах. Правда, пока что девушка ведёт себя примерно и скромно, она даже начинает варить варенье вместе с Людовиком, хотя не испытывает к подобному занятию никакого интереса. Зато это интересно королю. Этому монарху вообще было интересно многое из того, что его подданные не без иронии называли "на диво королевскими ремёслами". Людовик XIII любил не только варить варенье. Ещё ребёнком он регулярно наведывался на дворцовую кухню, где с удовольствием вникал в тонкости поварского искусства. В десятилетнем возрасте Людовик собственноручно сварил молочный суп для герцогини де Гиз. Со временем король стал настоящим профессионалом по части кулинарии. Ему всё казалось под силу: любые виды варенья, фруктовые пироги, оладьи, марципаны, сложные мясные блюда. А шпиговать мясо Людовик умел лучше любого придворного повара. Он обладал воистину золотыми руками, испытывая удовольствие от освоения каких-нибудь новых умений и навыков. Людовик умел шить, плести корзины, изготовлять силки и сети, делать печатные оттиски, обтачивать и шлифовать железные изделия, чинить любое оружие, причём он стал таким докой по части разгадывания секретов самых сложных механизмов, что знаменитый оружейник Поммероль, удалившись на покой, не нашёл, кроме короля, ни одного достаточно учёного человека, которому мог бы раскрыть тайны своего мастерства. Людовик управлялся с бритвой не хуже самого искусного цирюльника, занимался составлением духов, умел изготовлять петарды для фейерверков и устанавливать оконные рамы, запросто мог занять место кучера, каретника, тележника, конюха или кузнеца. Стоит лишь подивиться тому, как ловок был этот слабый здоровьем человек. Несмотря на всевозможные недуги, мучавшие его не протяжении всей жизни, король обожал упражнения, в которых можно было проявить силу и ловкость, страстно увлекаясь играми с мячом и воланом, был искусным наездником и неутомимым ходоком, способным пройти за день не один десяток километров в любую погоду и не устать при этом. А уж на охоте Его Величество мог пропадать сутками. Именно там, находясь наедине с природой, он чувствовал себя свободным и счастливым. Если ему случалось заблудиться в лесу, Людовик не переживал по этому поводу, а просто заявлялся на ночлег в первый попавшийся трактир, где сам готовил еду для себя и своих спутников. День, проведённый без охоты, король считал потерянным. Будучи прикованным к постели каким-нибудь из своих недугов, он сгорал от нетерпения, и едва наступало облегчение, отправлялся охотиться, пусть даже и в носилках. Зато Людовик не был расположен к занятиям умственным. Учёбу он забросил после 14 лет, да и до этого его нельзя было назвать слишком прилежным учеником, из-за чего всю жизнь писал с ошибками, крупным округлым детским почерком, а книги могли привлечь внимание короля, только если в них были иллюстрации со сценами охоты, животными и птицами или античными памятниками. Азартные карточные игры, модные при дворе, король не любил, а если и брался за них, а также за шашки, шахматы или бильярд, почти всегда проигрывал, отчего приходил в крайнее раздражение. Однажды, будучи ещё подростком, он запустил шахматы в своих гувернёров. При всей ловкости рук и тела, Его Величество имел крайне ленивый ум. Тем не менее, к своему ремеслу короля он относился очень ответственно и добросовестно.

Обычно день Людовика начинался очень рано, около 6 утра. В парадной спальне король ночевал крайне редко, чаще он спал в кабинете, где в ногах его кровати стояло ложе главного камердинера, который по совместительству был ночным собеседником и чтецом. Поднявшись, Людовик сам брился, мыл голову, сушил и пудрил волосы. Слуги помогали ему лишь изредка, даже свою постель король предпочитал застилать самостоятельно. Затем, прослушав мессу в часовне Лувра, он завтракал у себя в апартаментах. Стоит отметить, что несмотря на слабое здоровье, аппетит у Людовика был отменный. Он принадлежал к той ветви Бурбонов, которая отличалась необыкновенным чревоугодием, и, не веди король подвижный образ жизни, несомненно к прочим проблемам со здоровьем прибавился бы ещё и лишний вес, от коего страдал впоследствии его сын, Людовик XIV, также любивший обильно и много поесть. После завтрака, если имелось свободное время, король спешил в манеж, чтобы поупражняться в верховой езде, после чего возвращался во дворец, чтобы присутствовать на Совете. Председательствование на Совете было, пожалуй, самым важным делом в жизни Его Величества. Он чрезвычайно редко позволял себе пропускать заседания Совета, даже из-за болезни, поскольку только там мог получить всю информацию о внутренних делах и внешней политике государства. Регламент работы Совета был разработан королём лично. Обсуждения и споры по поводу важных вопросов приветствовались. Однако роль арбитра Людовик всегда оставлял за собой. Он был очень щепетилен в отношении честности и порядочности тех, кому даровал статус государственных советников. Людовик сам с детства не терпел лжи, всегда говорил то, что думал, поэтому единожды уличённый в обмане, немедленно лишался своего поста, а заодно и благорасположения монарха раз и навсегда. Несмотря на то, что Людовик был слабым политиком, у него оказалось достаточно здравого смысла, чтобы принять этот факт и ввести в состав Совета Ришелье, чтобы тот помогал ему в управлении государством. Жёсткая политика, за которую современники осуждали кардинала, называя его тираном, велась с полного согласия короля, а многие суровые меры, например в отношении гугенотов, были не просто одобрены, предложены именно королём. Не надо также забывать, что под каждым государственным актом стояла личная подпись Людовика XIII, и все документы, которые приносили ему на подпись, король тщательно перечитывал. Заседанием в Совете деловая часть дня не заканчивалась. Далее Его Величество давал аудиенции послам, принцам, канцлеру, коннетаблю и т.д. А в иные дни ещё и тем, кто обращался к нему с прошениями или жалобами. И только после этого Людовик был наконец-то свободен от королевских обязанностей и мог посвятить своё время какому-нибудь из многочисленных любимых занятий. К сожалению, король довольно мало внимания уделял управлению своим многочисленным разношёрстным двором, предпочитая носиться по полям и лесам или торчать в кузнице и пекарне, а его придворные изрядно досадовали на своего монарха, вечно ускользающего от их лести и угодничества. Свита скучала, и постепенно двор становился рассадником всевозможных интриг, сплетен и заговоров. К счастью, появление подле короля мадемуазель де Отфор несколько меняет ситуацию.

Постепенно король понимает, что разговоры об охоте, не совсем то, чем можно увлечь молоденькую девушку. Ради того, чтобы порадовать свою фаворитку и произвести на неё благоприятное впечатление, Людовик начинает устраивать при дворе музыкальные вечера, праздники и давать балы и балеты. Для него это непростое испытание. Король не любит толпу, ненавидит протокольные мероприятия в окружении большого числа придворных, где чувствует себя неуютно, отчего становится чопорным, напыщенным и напряжённым. Впрочем, балеты как раз не в тягость Его Величеству. Уже с 1616 года Людовик руководит всеми балетно-театральными постановками при дворе, он лично собирает труппу, подбирает помощников, обсуждает сюжет, костюмы и декорации, с удовольствием помогает рабочим сцены. Несмотря на то, что король отлично танцует, сам он выходит на сцену во второстепенных ролях, и то довольно редко, удовлетворившись режиссированием действа. Королевские балеты проходят с неизменным успехом, порой большой зал Лувра просто не в состоянии вместить всех желающих. В 1635 году, в разгар своих отношений с Мари де Отфор Людовик ставит знаменитый "Мерлезонский балет", где он не прибегает к помощи других лиц, а всё делает сам: разрабатывает сюжет, рисует эскизы костюмов, пишет музыку и ставит танцы. Правда посвящён этот балет не прекрасной фаворитке, а горячо любимой королём охоте на дроздов. Взаимоотношения с Мари складываются весьма непросто, чем старше становится девушка, тем более сварливым и строптивым делается её характер. Мадемуазель де Отфор досадует на ухаживания короля, без малейшего намёка на сколь-нибудь серьёзное продолжение. Её безумно раздражают насмешки придворных на эту тему. Они с Людовиком начинают периодически ссориться, что вызывает у последнего крайнее огорчение. Король то и дело жалуется своему первому министру в письмах на то, что "милое создание опять не в духе". Наконец Мари решает взять инициативу в свои руки. Несколько раз она пытается подступиться к королю, делая ему довольно откровенные намёки. Когда же до Людовика доходит, чего именно хочет от него фаворитка, он быстро ставит её на место, призывая вести себя скромнее. Раздосадованная Мари находит для себя отдушину, с головой погрузившись в придворные интриги, затеянные против кардинала. А у короля тем временем появляется новый объект для нежной привязанности. Им становится хорошенькая фрейлина королевы Луиза де Лафайет, девушка скромная, образованная и крайне целомудренная. Точнее сказать, эту худенькую брюнетку Людовику представляют по протекции кардинала, уставшего от становящихся всё более частыми ссор короля и Мари де Отфор и, как следствие, угрюмости, перепадов настроения и меланхолии монарха. К тому же у Ришелье есть ещё один веский повод удалить фаворитку. Мари не хочет шпионить за королевой, с которой, несмотря на то, что она считается официальной "любовницей" короля, у девушки установились дружеские отношения. Луиза - полная противоположность Мари, она робка и покладиста. Кардинал уверен, что в её лице приобретёт надёжного союзника и соглядатая. И потом, малышка Лафайет так подходит королю, может с ней он наконец обретёт душевное равновесие. Луиза обожает музыку и обладает прекрасным голосом. Её знакомство с королём начинается с того, что мадемуазель де Лафайет два часа поёт для Его Величества. Однако, к удивлению окружающих, король удаляется в свои покои, не сказав девушке ни слова. Как выясняется, причина столь странного поведения кроется во внешнем виде Луизы. Увидев молодую привлекательную особу, одетую элегантно, по последнему писку дворцовой моды, в платье цвета "мартышкиного риса" или "расцарапанного лица", Людовик настораживается. Для него роскошь в одежде - синоним распутства. Но, познакомившись с Луизой получше, король успокаивается. Мадемуазель де Лафайет столь же набожна, как и он сам, её страшит грех и она испытывает ужас при мысли о физической близости с мужчиной. Рядом с ней король вновь обретает хорошее расположение духа. Новая фаворитка становится доверенным лицом и близким другом Людовика, которому очень нужен сочувствующий слушатель. Она мирится с угрюмость монарха, его неуклюжестью и скучными беседами. В каждом слове короля Луиза находит свидетельство его неотразимого остроумия и от души смеётся над его шутками. Людовик так привязывается к Луизе, что уже не вспоминает о Мари де Отфор, которой не остаётся ничего другого, кроме как удалиться на время в провинцию. Увы, идиллия длится не долго. Набожность Луизы достигает своего апогея. Ей всё больше претит жизнь при столь распутном дворе. Себя она считает великой грешницей. Девушка разрывается между любовью к королю и намерением посвятить себя Богу. Какое-то время Луиза колеблется, но затем твёрдо решает принять постриг в одном из монастырей Парижа. Людовик сражён этой новостью, но он уважает решение Луизы и не препятствует ему, поскольку сам питает глубокую симпатию к монашеской жизни. Прощаясь с фавориткой, король едва сдерживает слёзы. Позже он тайком не раз навещает свою дорогую подругу, ставшую сестрой Анжеликой, в монастыре, где ведёт с ней долгие беседы. Добрая сестра, в свою очередь, читает ему наставления. Главным образом они касаются супружеской жизни Людовика. Ещё бы, королевскому браку уже 22 года, а наследника всё нет.

 Вполне вероятно, это слово - "брак" не один раз заставляло Людовика XIII морщиться, у него всегда были сложные отношения с супругой. Они познакомились будучи четырнадцатилетними подростками, непосредственно перед свадьбой, после которой, по настоянию Марии Медичи, вынуждены были провести совместную ночь, чтобы "брак состоялся". Это тогда сильно шокировало Людовика, он несколько лет вообще не навещал свою жену в спальне. И кто знает, решился бы он на это хоть когда-нибудь, если бы не настойчивость Люиня, который фактически силой в один прекрасный день, или точнее ночь, приволок короля в спальню к королеве и караулил за дверью снаружи. После этого между мужем и женой установился короткий период добрых супружеских отношений, который быстро закончился, не в последнюю очередь по вине Анны Австрийской, потерявшей ребёнка из-за легкомысленной глупости. Его сменили равнодушие, подозрительность и враждебность. К тому же окружение короля, в который входило большое число доверенных лиц Ришелье, старательно сеяло раздор между Людовиком и Анной, углубляя те разногласия, что имелись между ними, и подогревало недоверие монарха к своей супруге. Правда всё это падало на весьма благодатную почву. Скорее всего, король слышал от окружающих то, что хотел услышать. Его легко было убедить, поскольку то, что ему говорили про королеву, отвечало его внутренним желаниям и устремлениям. Тем не менее нельзя сказать, что Людовик был законченным женоненавистником. Да, он относился к женщинам с большим подозрением, считая их средоточием греха, но его отношения с Мари де Отфор, Луизой де Лафайет и увлечение мадам де Люинь говорят о том, что он вполне мог испытывать к женщинам нежные чувства, правда исключительно платонические. Скорее даже он искал не любви, а доброй дружбы и духовного единения, не омрачённых физической близостью. Именно такие отношения с женщинами были для него идеалом. Вполне вероятно, не довлей над королём необходимость обзавестись наследником, а ради этого спать со своей женой, Людовик относился бы к Анне Австрийской гораздо теплее. Его Величество рассматривал супружеский долг именно как долг, в самом прямом смысле этого слова, как ещё одну обязанность, налагаемую на него королевским титулом, поэтому периодически он всё-таки "клал подушку" на постель своей королевы.

Именно к этому чувству долга и взывала сестра Анжелика. Возвращаясь от неё, король раз от разу становился всё более мрачен, но видимо польза от визитов всё же была. Людовик вновь начал навещать свою жену, после чего двор, наконец, облетает долгожданная "счастливейшая весть" - королева забеременела. Людовик рад настолько, что ради этого решает... помириться с мадемуазель де Отфор. Второе пришествие Мари получается весьма громким. Отныне она делит обязанности хранительницы гардероба и драгоценностей королевы со своей бабкой, которая получила эту должность ещё в самом начале знакомства короля и фаворитки. Теперь Мари может величать себя госпожой. Своей милостью король не обходит и семью госпожи де Отфор, её сестре достаётся должность фрейлины, а брату место в полку мушкетёров короля под командованием де Тревилля. Параллельно с этим другое назначение Людовика повергает в удивление весь двор. Главным гардеробмейстером короля становится 18-летний капитан гвардейцев Анри де Сен-Мар, сын маршала Д'Эффиа. Этот необыкновенно красивый белокурый юноша появляется подле Людовика неспроста. Король не может без "привязанностей", от их наличия или отсутствия зависит его настроение. Ришелье, прекрасно зная вкусы своего господина и не слишком доверяя госпоже де Отфор (а особенно тому, насколько "благотворно" будет её влияние на короля теперь), решает, что пришло время заменить фаворитку на фаворита, и устраивает знакомство короля с Сен-Маром. Мари же, в свою очередь, словно специально делает всё, чтобы это событие произошло как можно скорее. Она часто ссорится с королём, иногда по малейшему поводу. Их размолвки и пикировки сменяются короткими примирениями. Госпожа де Отфор, всё более сварливая, чем старше становится, заедает короля бесконечными упрёками, а Людовик снова и снова жалуется окружению на свою фаворитку. Из письма кардиналу Ришелье: "Милое создание в плохом настроении. Неизвестно, как с нею быть, поскольку она находит плохим всё, что, кажется, должно было ей понравиться."  Монарх сетует на злонамеренность Мари, поскольку "она передаёт всё королеве и намеревается выйти замуж". Со временем король всё больше устаёт и от капризов госпожи де Отфор, и от женского общества в целом, поэтому, едва дождавшись разрешения от бремени своей супруги, с головой окунается в очередную военную кампанию, на сей раз в Пикардии. В армии рядом с королём неотлучно находится Сен-Мар, они проводят вместе целых пять месяцев, вдали от двора. Этого достаточно, чтобы Людовик привязался к Сен-Мару. Его благорасположение к молодому человеку усиливается день ото дня. В ноябре, вернувшись в столицу, король даёт понять госпоже де Отфор, что больше не нуждается в её обществе, а вскоре отлучает её от двора. Из письма министра иностранных дел Шавиньи Мазарини: "При дворе теперь новый фаворит - это господин де Сен-Мар... Никогда ещё король не питал столь горячей страсти к кому-либо. Его Величество вознаградил фаворита должностью главного шталмейстера.... Это не слишком плохое начало для девятнадцатилетнего человека."

 маркиз де Сен-Мар фаворит Людовика XIIIЛюдовик не просто влюблён, им овладевает самая настоящая страсть, лишающая здравого смысла. За 400 000 франков (немыслимая по тем временам сумма, к тому же взятая из военной казны Франции) король покупает для Сен-Мара должность шталмейстера. Теперь юноша гордо именуется Господином Главным. Всегда отличавшийся необыкновенной бережливостью и щепетильностью в денежных расходах, Людовик осыпает нового фаворита деньгами: 18 000 франков, затем ещё 6 000, и ещё, и ещё... Суперинтендант финансов приходит в ужас от такого расточительства, выдавая на руки фавориту очередную сумму. А Сен-Мар, благодаря столь невиданной щедрости своего господина, живёт на широкую ногу. Например, желая затмить всех при дворе блеском своего гардероба, он заказывает себе одежду, где золото, серебро и драгоценные камни почти сплошь покрывают столь же драгоценные ткани. Позже эта непозволительная роскошь станет поводом для недовольных замечаний короля, что фаворит расхаживает в расшитом золотом колете среди бела дня. Увы, этот франт неисправим. Даже на эшафот он взойдёт одетым роскошно и элегантно, по последней моде. Двоих влюблённых часто видят прогуливающимися под руку по саду, они вместе читают одну книгу, варят варенье и предаются другим развлечениям, менее невинным. То Сен-Мара видят расхаживающим по собственным покоям, смежным с  королевскими, совершенно голым и благоухающим жасминовым маслом, то он является в спальню Людовика "разодетый как невеста", а заждавшийся король, едва фаворит опускается на постель, в порыве страсти целует ему руки.   Впрочем, ссорятся эти двое тоже весьма бурно и страстно. Сен-Мар оказывается ещё более строптивым и упрямым, нежели госпожа де Отфор. Часто в раздражении он осыпает короля ругательствами, они громко спорят, а потом не разговаривают по нескольку дней. Мирить их приходится Ришелье, которому король, после этих ссор, жалуется на фаворита. Вмешательство кардинала как правило приводит к положительному результату, а своё примирение король и Сен-Мар частенько скрепляют подобным документом, подтверждающим, что оба больше не сердятся: "Мы, нижеподписавшиеся, подтверждаем тем, кому надлежит знать, что довольны и удовлетворены друг другом, и что никогда не были в большем согласии, чем пребываем сейчас. С верой в это мы подписали настоящее свидетельство". Но даже несмотря на столь серьёзные документы, ссоры между влюблёнными продолжаются. В довершение ко всему Сен-Мар заводит любовницу. Как только резиденция Сен-Жермен ан Ле погружается в сон, он тайком, под покровом ночи ускользает из дворца и мчится в Маре, где закатывает шумные пирушки и проводит время в объятиях самой красивой парижской куртизанки Марион Делорм. Сен-Мар так увлечён своей возлюбленной, что её в шутку называют Госпожой Главной. Возвращаясь домой под утро, молодой человек ныряет в постель, где, впрочем, отдохнуть и выспаться почти не удаётся. Сен-Мар с самого утра должен быть подле короля, а встаёт Его Величество, как мы помним, очень рано. Из-за того, что ему не удаётся нормально отдохнуть, фаворит всё чаще пребывает в дурном настроении, срывая его на короле. Он отказывается выезжать на охоту, а потом и вовсе по полдня проводит в постели. Сначала обеспокоенный Людовик решает, что Сен-Мар заболел, затем его начинают мучить подозрения, он засыпает юношу вопросами, упрекает в праздности и лени. Однако красавчик лишь дерзит в ответ, а после одной из ссор он вообще исчезает из Сен-Жермена на несколько дней, однако посещая исправно Маре. Несмотря на столь вопиюще наглое поведение, Сен-Мар крайне заинтересован, чтобы король не узнал о его похождениях. Но шила в мешке не утаишь. В один прекрасный день до ушей Людовика XIII доходит эта неприятная новость. Король шокирован, едва не заболев от расстройства, он в пух и прах ругается с фаворитом, а затем погружается в, уже столь знакомую окружающим, чёрную меланхолию. Ришелье сильно обеспокоен этой ситуацией. Франция ведёт военную кампанию по присоединению провинции Артуа. Его Величество лично руководит военной операцией. Её исход теперь целиком и полностью зависит от того, в каком расположении духа пребывает Людовик. Так что скандал с любовными похождениями Сен-Мара совсем не ко времени. Кардинал вновь берёт на себя роль миротворца. Ему с трудом удаётся уладить дело, заплатив Марион Делорм приличную сумму в обмен на обещание больше никогда не видеться с Сен-Маром. Примирившаяся парочка вновь демонстрирует окружающим полное согласие. Они даже составляют своеобразный мирный договор и скрепляют его своими подписями. Только вот отношение короля к фавориту начинает постепенно меняться.

Здоровье Людовика доставляет ему всё больше проблем. Монарху, как никогда, хочется, чтобы рядом был спокойный, надёжный и покладистый компаньон, а капризы и вспышки гнева Сен-Мара, его своеволие и упрямство никак не способствуют хорошему самочувствию и только утомляют короля. К тому же Сен-Мар решает, что пришла пора ему "делать политику во Франции", и становится организатором очередного заговора против королевского министра. Почему именно против него? А против кого ещё? Во-первых, господин кардинал, по мнению оппозиции, является главным врагом государства. Во-вторых, у Сен-Мара имеются личные причины для того, чтобы желать устранения великого министра. Ришелье периодически напоминает юному маркизу, что тот - его креатура и всем ему обязан. Делает он это, совершенно не считаясь с чувством гордости молодого человека. Сен-Мар, амбиции которого растут пропорционально расположению короля, полагает, что достоин большего, нежели быть шпионом в монаршей постели. Отношение кардинала вызывает у него раздражение, вылившееся в итоге в жгучую ненависть. А тут ещё эти жалобы Людовика XIII на своего министра. Все знают, что король любит пожаловаться на Ришелье, правда при этом во всём и всегда его поддерживает, принимая, в случае заговоров, его сторону. Это не смущает Сен-Мара, как не пугают его многочисленные провалившиеся попытки свергнуть кардинала и участь самих заговорщиков. Похоже, фаворит абсолютно уверен в чувствах короля и в непоколебимости своего положения, а Людовик как всегда скрытен и ничем не выражает своего истинного отношения к молодому человеку. Он всё ещё любит Сен-Мара, надеясь, что тот может измениться, однако сердце его постепенно остывает. Фаворит же, вместо того, чтобы подпитывать чувства короля, продолжает регулярно с ним ссориться. Любовь Людовика XIII вообще была чувством крайне сложным. Смесь из ревности, подозрительности и меланхолических грёз мало походила на то, что называют любовью. Так, по крайней мере, описывали его чувства хронисты. Многие современники Людовика, да и историки, изучавшие жизнь этого монарха, вообще высказывали сомнения в его способности любить.

"Он был во всяком случае несчастлив. Любовь, казалось, не могла поселиться в сердце короля, среди царящего в нём чада и пагубных мимолётных желаний. Душа его, привыкшая к горечи, была предрасположена к тому, чтобы страдать и мучиться".

Свидетельство, заслуживающее доверия, ведь его оставил человек, знакомый с королём лично, но стоит принять также в расчёт, что под любовью в то время подразумевали нечто иное, более чувственное. Людовик XIII со своей стыдливостью и религиозностью не совсем вписывался в тогдашние рамки идеального любовника. Вполне вероятно, набожный король так и не смог переступить черту, навсегда закрыв для себя дверь в мир чувственных наслаждений. Тем не менее и фаворитов, и фавориток он отчаянно ревновал, собственничал, обижаясь как дитя и выказывая чисто детский эгоизм. Будучи совершенно равнодушным к жене, он ревновал и её, из-за чего за Анной постоянно "присматривали". Людовик любил требовательно и нервно, желая, чтобы предмет его страсти принадлежал ему всецело, проводя время только с ним и разделяя его увлечения. Увы, с возлюбленными королю не слишком везло. Все его "привязанности", кроме Люиня, были юны, вполне вероятно, что резвая молодёжь скучала в обществе короля, находя его увлечения странными и скучными. Луиза де Лафайет была исключением. Она единственная любила этого сложного человека. Для самого же Людовика XIII любовью всей жизни оказался именно Сен-Мар. Будь этот красавчик чуть более умён и осмотрителен, несомненно достиг бы ещё больших высот. Но честолюбие, вкупе с упрямством, видимо лишили его осторожности (если не сказать ума).

Сен-Мар всё ещё способен оказывать влияние на своего слабовольного монарха, даже несмотря на то, что Людовик несколько раз позволяет себе обронить в присутствии некоторых придворных, что его "тошнит" от фаворита. Возможно в душе короля всё ещё теплится надежда, что его Адонис может измениться, но Сен-Мар, питающий отвращение к монарху, не в силах больше сдерживаться и изображать из себя пылкого влюблённого. "Ему наскучила нелепая жизнь, которую вёл король, и, быть может, пуще того его ласки." Фавориту претит мысль проводить ночи рядом с королём, ему неприятен этот вечно больной человек, его отпугивает дурной запах изо рта Людовика. Прекрасно понимая, что на старом багаже долго выезжать не получится, Сен-Мар торопится, сколачивая группу заговорщиков. Он как никто понимает, что его звезда близится к закату. За короткое время королевский фаворит привлекает к заговору нескольких видных дворян во главе с Месье - Гастоном Орлеанским, братом короля, а также заручается поддержкой армейских капитанов, включая знаменитого де Тревилля. Заговорщики (не только Сен-Мар) вынуждены торопиться по весьма веской причине. Здоровье короля, и без того неважное, стремительно ухудшается. В конце 1641 года очередная болезнь укладывает монарха в постель, но уже в конце января 1642 Людовик, ещё толком не оправившись от неё, отправляется в очередной военный поход. Господин Главный, разумеется, ни на день не покидает своего короля, к тому же в конце марта болезнь вновь возвращается и заставляет Людовика сделать остановку в Нарбонне. Это большая удача, поскольку добиться от больного монарха согласия на устранение министра гораздо проще. Кардинал, который должен был сопровождать короля в этом военном походе, тоже прикован к постели (хирурги вскрыли ему два абсцесса на правой руке). Снедаемый беспокойством, первый министр, до которого безусловно дошли слухи о готовящемся заговоре, чуть не ежедневно посылает королю письма, желая уменьшить влияние фаворита, а затем отправляет к нему своё доверенное лицо, Шавиньи, дабы тот разведал обстановку и, в случае необходимости намекнул монарху о готовящемся заговоре. У министра всё ещё нет доказательств, одни догадки, но ему необходимо вернуть своё влияние на короля. Однако, как выясняется, во всём этом нет никакой необходимости. Ссоры между Сен-Маром и королём, вспыхивающие в последнее время очень часто, приводят к тому, что Господина Главного перестают допускать в монаршие покои ежечасно, как это было раньше. Чтобы это не стало известно при дворе, фаворит прячется в гардеробной, где проводит время за чтением романов.

В июне 1642 года у Ришелье наконец-то появляются доказательства существования заговора, и он пересылает их королю. Доказательства эти - копия мирного договора с Испанией, составленного заговорщиками. Если учесть, что Франция пребывает в состоянии войны с Испанией, любая попытка заключения любого соглашения с ней в обход короля является государственной изменой. Увидев среди прочих подписей, стоящих под договором, имя Сен-Мара, король не может поверить своим глазам и несколько раз переспрашивает: "Не поставили ли здесь одно имя, вместо другого?" Сен-Мар, узнав о провале заговора, пытается бежать, однако его арестовывают и отправляют в тюрьму города Лиона, где он содержится в тайном заключении. За государственную измену полагается только смертная казнь, но при дворе уверены, что король в последний момент помилует своего фаворита, заменив казнь ссылкой. Этого же опасаются и в окружении кардинала. Правда все опасения оказываются напрасными. Что бы ни происходило в душе Людовика, долг одерживает верх над чувствами. Ещё в детстве, отвечая на вопрос учителя, Людовик, будучи девятилетним ребёнком, сформулировал, в чём состоит долг доброго государя: "Бояться Бога и вершить справедливость". Этому правилу он старался неукоснительно следовать всю свою жизнь, проявляя всегда необыкновенную принципиальность в том, что касалось соблюдения законов. Не отступает Людовик и на сей раз, собственноручно поставив подпись под смертным приговором Сен-Мару. Король поступает как должно, но чего это стоит человеку, остаётся только догадываться. Маркиза де Сен-Мар обезглавливают 12 сентября 1642 года на площади города Лиона.

 Король, как и всегда, прячет свои эмоции. Впрочем, предаваться горю ему особо некогда. Здоровье его стремительно ухудшается, так же как и внутриполитическая ситуация, ещё столько незавершённых дел. К тому же 3 июля 1642 года в Кёльне умирает королева-мать Мария Медичи, оставив после себя немыслимое количество долгов. Людовик XIII и Ришелье посылают в Кёльн специального представителя, чтобы разобраться с делами Марии Медичи, уплатить кредиторам и перевезти её тело во Францию. Процесс затягивается аж до начала 1643 года. Летом 1642 года, в аккурат после ареста Сен-Мара, окружение короля замечает, что его отношение к жене меняется, становясь более уважительным. Людовик даже едет вместе с ней и детьми на отдых в Фонтенбло, после своего возвращения из похода на Руссильон. Правда приступы холодности и подозрительности никуда не исчезают, да и известие о возможном участии королевы в заговоре Сен-Мара не добавляет доверия к супруге. Людовик же думает о будущем и отнюдь не о своём. При всём неоднозначном отношении к супруге, одно неоспоримое достоинство он за ней признаёт. Анна Австрийская - прекрасная мать. Она, что бы ни случилось, всегда будет на стороне своих детей, объявит войну любому, кто посягнёт на их жизнь и права. Именно Анна способна обеспечить безопасное будущее "детям Франции". Но ей, вне всякого сомнения, нужна опора, поэтому король уговаривает свою жену принять Ришелье как опекуна королевских детей наравне с королевой. Этому проекту совместной опеки не дано осуществиться. Великий министр уходит из жизни 4 декабря 1642 года в возрасте 58 лет. Людовик XIII на закате жизни получает наконец возможность править самостоятельно. Всю жизнь рядом с ним постоянно был кто-то, пытавшийся править за него или вместе с ним... мать, Люинь, снова мать, Ришелье, и вот, похоже, теперь никого не осталось. Эта мысль вселяет в короля такую радость, что даже болезни отступают. Придворные с удивлением наблюдают, как их монарх, ещё недавно прикованный к постели, с воодушевлением занимается государственными делами. Людовик буквально наслаждается независимым правлением.

В конце февраля королю вновь нездоровится. Казалось бы, обычное дело, но на сей раз, по-видимому, всё серьёзно. 3 апреля король, которого с двух сторон поддерживают под руки, совершает свою последнюю прогулку в стенах резиденции Сен-Жермен. Вскоре сил его будет хватать лишь на то, чтобы перебраться из кровати в шезлонг у окна. Весь апрель Людовик посвящает улаживанию важных дел. Нужно утвердить состав регентского совета, а также подписать ряд указов, которые защитят будущего короля от "опасных замыслов" неблагонадёжных персон, главной из которых несомненно является брат короля. В конце апреля король велит окрестить дофина. Крёстным отцом будущего Людовика XIV неожиданно для всех становится кардинал Мазарини. После завершения церемонии дофина приводят в покои к отцу. Сохранился исторический анекдот:
- Как отныне вас величают?
- Людовик XIV, мой отец.
- О нет, мой сын, пока ещё нет! Но вскоре, если на то будет воля божья, вы им станете.


В начале мая состояние короля ухудшается ещё больше, его мучают бесконечные приступы рвоты, чередующиеся с поносом. От слабости он почти всё время находится в забытье. Людовик очень кротко, терпеливо и с достоинством переносит все страдания, он сам и окружающие прекрасно понимают, что это конец. Посещать короля могут только самые близкие да особо приближённые. Королева почти неотлучно находится у постели супруга. Затянувшаяся агония Людовика раздражает придворных и знать. "Он докучает присутствующим" - говорят они между собой. "Он слишком долго умирал и утомил зрителей" - напишет в своих мемуарах одна из придворных дам. Наконец 14 мая 1643 года несчастный больной отдал богу душу. Умерший 42-летний монарх выглядел словно глубокий старик. Его тело осталось в резиденции Сен-Жермен, а весь двор во главе с королевой-регентшей переместился в Париж. Похороны Людовика XIII состоялись спустя полтора месяца. Его останки были погребены в королевской усыпальнице Сен-Дени рядом с матерью.

Историки долгое время были весьма суровы по отношению к этому монарху. Плохой сын, плохой муж, плохой отец, бездарный, безвольный, ничтожный правитель в сравнении с гением своего министра. Да к тому же ещё замеченный в предосудительных связях. Будем справедливы к справедливому королю (такое прозвище получил Людовик XIII). К монархам всегда предъявляли повышенные требования, и спрос с них был не как с обычных людей. Надо быть идеалом во всём, человеком без недостатков. Людовик XIII был далеко не идеален, хотя изо всех сил старался быть хорошим правителем. Весьма сложно научиться адекватно оценивать свою личность, если с раннего детства люди, окружающие тебя, в основном льстят или заискивают. Нужно обладать изрядной долей здравого смысла, самоиронией и уметь разбираться в людях, чтобы не потерять головы. К тому же, сам монарх с момента рождения ни одной минуты не принадлежит себе, он достояние народа, олицетворение власти, эталон, но не человек. Характер Людовика XIII был соткан из противоречий. Он не любил людей и в то же время страдал от одиночества. Боялся любви и искал её всю жизнь, не в силах нормально существовать без душевных привязанностей. Строгий в вере, стыдливый, набожный, он, тем не менее, постоянно уступал своей страсти и влечению к мужчинам. Боялся и презирал женщин, но именно у них искал дружбы и понимания, с его фаворитками короля связывали весьма долгие отношения. Меланхоличный и болезненный, он обожал природу, активный образ жизни и всевозможные физические упражнения. Сочетал в себе простого ремесленника и тонкого ценителя искусства. С трудом переносил общество своего министра, но всегда безоговорочно признавал его государственный гений. Такой он был сложной натурой, этот, без сомнения, самый знакомый всем и, вместе с тем, совершенно загадочный - король Людовик XIII.

Форма добавления комментария

автору будет приятно узнать мнение о его публикации.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

9 комментариев

+ -
+3
Amadeo Aldegaski Офлайн 27 ноября 2018 22:18
Во-первых, спасибо за удовольствие!!! Во-вторых, за уважительное отношение к этому незаурядному человеку. Вся его жизнь прошла в тени великого отца и великого кардинала, а после смерти его имя окончательно померкло в лучах славы великого сына, но тем не менее, может быть и благодаря перу Дюма, мы невольно вспоминаем Людовика 13, когда произносим каноническое: вторая часть Марлезонского балета))))
+ -
+1
Сергей Греков Офлайн 28 ноября 2018 15:57
Цитата: Amadeo Aldegaski
Во-первых, спасибо за удовольствие!!! Во-вторых, за уважительное отношение к этому незаурядному человеку. Вся его жизнь прошла в тени великого отца и великого кардинала, а после смерти его имя окончательно померкло в лучах славы великого сына, но тем не менее, может быть и благодаря перу Дюма, мы невольно вспоминаем Людовика 13, когда произносим каноническое: вторая часть Марлезонского балета))))

ТЕМ БОЛЕЕ, ЧТО ОН ЭТОТ БАЛЕТ И САМ, ЕСЛИ НЕ ОШИБАЮСЬ, СОЧИНИЛ!)
+ -
+1
Amadeo Aldegaski Офлайн 28 ноября 2018 16:19
Цитата: Сергей Греков

ТЕМ БОЛЕЕ, ЧТО ОН ЭТОТ БАЛЕТ И САМ, ЕСЛИ НЕ ОШИБАЮСЬ, СОЧИНИЛ!)

Он и написал)) и танцевал в нем))
+ -
0
Сергей Греков Офлайн 29 ноября 2018 14:17
Цитата: Amadeo Aldegaski

Он и написал)) и танцевал в нем))

ну тацовать было необязательно
+ -
+1
Amadeo Aldegaski Офлайн 29 ноября 2018 19:50

Для бедного Луи эти танцы, песни и прочие музыкальные упражнения были излюбленным занятием. Любил величество побасить в какой нибудь партии)) Охота, музыка, парикмахерское дело, столярно-слесарные эксперименты. Вообщем, все, что не требует больших умственных усилий....
+ -
+4
Аделоида Кондратьевна Офлайн 29 ноября 2018 19:54
Цитата: Amadeo Aldegaski

Для бедного Луи эти танцы, песни и прочие музыкальные упражнения были излюбленным занятием. Любил величество побасить в какой нибудь партии)) Охота, музыка, парикмахерское дело, столярно-слесарные эксперименты. Вообщем, все, что не требует больших умственных усилий....

Государственными делами он тоже не пренебрегал. Сам председательствовал в Совете, просматривал документы, никогда не ставил подпись, не изучив внимательно, что подписывает.
+ -
+3
Amadeo Aldegaski Офлайн 30 ноября 2018 07:12
Да, старался не пропускать ни одного заседания, так узнавая о новостях в королевстве. И действительно пытался вникать в суть документов, но... при всей его активности в управлении государством и принятии решений он сначала полагался на глуповатого де Люиня, а после смерти фаворита, власть перешла де Ришельё.
+ -
+7
Аделоида Кондратьевна Офлайн 1 декабря 2018 02:44
Цитата: Amadeo Aldegaski
Да, старался не пропускать ни одного заседания, так узнавая о новостях в королевстве. И действительно пытался вникать в суть документов, но... при всей его активности в управлении государством и принятии решений он сначала полагался на глуповатого де Люиня, а после смерти фаворита, власть перешла де Ришельё.

Так то маменька поспособствовала. Ей было так невмоготу выпускать власть из своих рук, что она сделала всё, чтобы Людовик, и так нерешительный от природы, совсем утратил способность к самостоятельным решениям. Она и Ришелье пропихнула в Совет, поскольку считала, что он будет её опорой, пешкой, которую она будет двигать как ей надо, мешая сыну. Но хитрый Ришелье её переиграл, став правой рукой и доверенным лицом короля, выбрав сына, а не мать. А Людовик, надо отдать ему должное, хоть и не любил своего Первого министра, отдавал должное его государственному уму, не мешая кардиналу заниматься тем, в чем сам не сильно разбирался. В свою очередь Ришелье, в отличие от того же Люиня, никогда не забывал, кто король и где его, Ришелье, место.
+ -
+4
Amadeo Aldegaski Офлайн 1 декабря 2018 08:16
Вообщем, как и многие венценосные особы Луи 13 личность неоднозначная! И безусловно интересная!!!