Marie Feelgood

Цикл 35 Во всем виноват Миша

+ -
+7
Аннотация
Друг, которым ты восхищается, который поддержит тебя в любой ситуации, это очень хорошо. Но, что не менее важно - уметь держать при себе свои желания и не распускать свои руки. Иначе твой же кумир получит от своего возлюбленного заслуженный удар кулаком.
PS Хорошо, что Костя умеет прощать.  



Вешенка весь извёлся, пытаясь заснуть. По соседству, в кресле-кровати мирно дрых Михаил – друг детства Ярика. Лавров тоже спал, забавно приоткрыв рот.
Илья попробовал считать баранов, однако, это ему быстро наскучило:
- Двадцать девять… тридцать… тридцать один. Всё! Достало! – Вешка уселся на разобранном диване и окинул темную комнату недовольным взглядом.
«Может, поменять баранов на что-нибудь более прикольное?» - додумался парень. – «На члены, например».
Илюха откинулся назад, блаженно закрыв глаза. Богатая фантазия Грибова разыгралась, и ему стало совсем не до сна.
Раздражённо отбросив одеяло в сторону, он, намеренно громко топая, прошёл на кухню. Достал из холодильника ягодный питьевой йогурт, сделал пару глотков. После, закурил, растянувшись на зелёном кухонном диванчике. В приоткрытое окно поддувал прохладный ветер, заставляя Вешку ёжиться. Откуда-то издалека донёсся пронзительный лай собаки. Под окнами завизжала сигнализация чьей-то таратайки.
Потушив недокуренную сигарету в пепельнице из жёлтого стекла, Илья отпил ещё немного йогурта. Облизнув губы, молодой человек тяжко вздохнул. Он почувствовал себя обделённым вниманием Ярика, и всё из-за приезда Михи.
В коридоре послышалось шарканье. Через несколько мгновений, в дверном проёме возник заспанный, взлохмаченный Ярослав.
- Чего вскочил? – буркнул Вешенка.
– Непривычно, когда тебя нет под боком, родной, - грустно произнёс Лавров.
Илюха прикусил губу, чтобы сдержать улыбку. Из-под ресниц взглянув на Ярика, молодой человек кокетливо накрутил русую прядь на средний палец.
- Обними меня, - выдохнул Грибов.
Ярослав тут же пристроился рядом с Вешкой, и аккуратно, словно хрустального прижал к себе.
- Почему ты грустишь? – Спросил он на ушко.
- Мне не спится, - гнусаво пожаловался Илюха.
- Третий час ночи, - Лавров мельком посмотрел на часы. - Пошли в комнату, Илюш. Обнимемся, как всегда и…
Грибов поднёс указательный палец к губам Ярослава.
- Этого мало, - вкрадчиво прошептал он. Улыбнувшись, Вешенка очертил пальчиком контур губ, подбородок, пощекотал шею с острым кадыком и скользнул вниз по груди.
- Веш, Миша спит. Как-то неудобно, услышит же… - тихо пробормотал Яр, косясь в сторону комнаты.
Илья раздражённо закатил глаза, но решил не сдаваться.
- Ярик, ну на пол шишечки, ну тихонечко, - заканючил он, одновременно засовывая ладошку в голубые трусы Лаврова. – Я честно, постараюсь не стонать. Буду как мышка!
Илюха взгромоздился на молодого человека, мёртвой хваткой вцепившись в его плечи.
- У меня столько нерастраченной энергии, - выдохнул он прямо в губы. – Обессиль меня, не стесняйся! Ну-ка, быстро, взял и поцеловал!
Ярослав хохотнул, посмотрев на грозного Вешенку.
- Разве тебе можно отказать, чудо?
Илья расплылся в довольной улыбке, почувствовав себя победителем. Ярик в своём репертуаре – сначала ломается, а потом как разойдётся…
- А теперь в шейку, - прошелестел Вешка, откинув голову назад, подставляясь под поцелуи.
Лавров увлекался всё больше и больше, ласково гладя своего парня по бокам, послушно рисуя влажным языком узоры на его шее. Илюха нетерпеливо ёрзал и тёрся ягодицами о затвердевший член Яра.
Влюблённые были слишком увлечены друг другом, поэтому не услышали шагов. Зато у Мишки, отправившегося на кухню, чтобы попить, от увиденного в горле пересохло ещё больше.
Михаил растерялся и смущённо кашлянул. Стеснительного Ярика словно ледяной водой окатили. Он отпрянул от Вешки, глупо хихикнув.
- Миша? – Удивлённо промямлил он.
- Ерунда, - безразлично махнул рукой Марков. – Я водички хотел. Впрочем, ладно. Потом. Пойду в комнату, - глупо улыбнулся молодой человек.
- Нет-нет! – Мотнул чернявой башкой Яр. – Мы уже закончили. Проходи-проходи. В холодильнике сок есть. Ананасовый.
- Что? – Взбеленился Вешенка, ударив Лаврова по плечу.
Ярослав строго посмотрел на Илью, угрожающе нахмурив брови.
Надув щёки, Грибов спрыгнул с колен парня. Обиженно зыркнув на Мишку, он процедил:
- Да, Миша, ты как всегда вовремя. А сок не трогай. Он мой, - истерично выпалил Вешка, и выбежал из кухни, размахивая руками.
Михаил виновато взглянул на Ярика.
- Не беспокойся. Я разберусь, - мягко произнёс Лавров и, похлопав друга по плечу, покинул кухню.
***
Вешка полыхал от негодования. Так подло его никогда не обламывали. «Мы уже закончили». Как же. Трахаться хотелось до зубовного скрежета. Ласки хотелось. Угораздило же этого дурацкого Мишу припереться в такой момент и вообще, завалиться на выходные, совпавшие с началом заслуженного отпуска Ильи. Правильно говорят – нежданный гость, хуже татарина.
В глубине души Вешенка понимал: Ярик тосковал по школьному другу, полгода назад переметнувшемуся в Петербург, ждал, когда тот сможет нагрянуть, разобравшись с делами. И вот, Мишенька приехал, радости полные штаны. А как же Илюха? Грибов искренне не понимал глупого стеснения Ярослава. Ведь Михаил прекрасно знает, что Яр - гей. Вешенке жутко не нравилось, что Лавров стал более сдержанным в проявлении чувств. Даже лишний раз не поцелует в губы.
- Илюш, - со вздохом Лаврик забрался под одеяло к Вешке.
- Отвянь, я сплю, - строптиво буркнул Грибов и брыкнулся.
- Илья, не обижайся, - просительно проговорил Яр, поцеловав парня в плечо.
- Ярик, ты такой придурок, - прошипел Илюха. – Кого ты стесняешься? Лучшего друга?
- Веш, не дуйся, - Лавров зарылся носом в русых волосах на макушке. - Ты же знаешь меня... не могу я так.
- Я не понимаю! - Вспылил Илья. - Ты почему-то смущаешься, а Миха не постремался завалиться в четверг вечером, без звонка... Как снег на голову, честное слово!
- Как бы то ни было, Миша мой друг и наш гость. Ему должно быть комфортно.
- Если мы немного пососёмся в его присутствии, твой ненаглядный Мишенька не развалится, - надулся Вешка.
- Илюш, - Ярослав был невозмутим. - Прости, если что не так. Обещаю, завтра будет интересно. Поедем в Юрьево.
- Правда? - Обрадовался Вешенка. - Классно! Ладно, прощаю, - Грибов прижался к Ярику и невесомо поцеловал его в губы.
Обнявшись, парни быстро заснули и даже не услышали, как в комнате шебуршал Миша. После увиденного на кухне, сон его оставил до раннего утра.
***
Ярослав своё слово сдержал. В воскресенье они двинулись в Юрьево. Илье не терпелось приехать к озеру, поплескаться в тёплой воде, побегать по песчаному берегу. Но радужные ожидания рушились с каждой минутой.
- Яр, остановись у "Пятёрочки", - предложил Илюха, когда они проезжали мимо супермаркета.
- Зачем? - Сонно спросил молодой человек.
- Пивка купим, чипсов. Не "на сухую" же ехать.
- Это лишнее, - равнодушно отрезал Ярослав.
Для Веши это стало первым угрожающим звоночком: "Будет скучно".
Вторым предвестником "несчастья" стало то, что Яр припарковался у Юрьевского монастыря, а не проехал дальше, к пляжу.
- Зачем ты пристроился здесь? - Капризно просил Вешка.
- Мы пойдём в монастырь. Мише нужно сделать несколько кадров. Да и я не прочь обновить новую камеру, - мирно сообщил Яр.
- Да, Илья, совсем недолго, - вступился Миша. - А потом пойдём к озеру.
- Тогда ладно. Только быстрее фоткайте, хорошо? - Грибов с готовностью выскочил из автомобиля, поправил зелёную майку и побежал к высоким воротам Юрьевской обители..
На территории монастыря было на удивление много посетителей. Встречались даже иностранцы. Что говорить - живописное здесь место. Словно на несколько веков назад вернулся. Древние белокаменные стены, узкие окошки келий, величавый Успенский Собор с голубыми куполами в золотых звёздах. Яркие клумбы, где с одного цветка на другой перелетают мохнатые шмели. Дорожки вымощены булыжником.
Частенько встречались суетливые монахи. Не смотря на жару, они были одеты в чёрные рясы до земли. Некоторые из служителей показались Илье очень даже симпатичными, особенно если сбрить дурацкие лопатообразные бороды. "И что такие добротные мужики здесь забыли?" - Мысленно хмыкнул Грибов, проводив взглядом статного монаха, с длинными тёмными волосами,завязанными в хвост.
Поначалу Илюха искренне радовался прогулке по обители.
- Яр, Яр! Сфоткай меня у этой клумбы! - То и дело клянчил Вешка, отвлекая Лаврова. - А теперь у двери. Смотри, какая она старинная. Подожди-подожди... дай я как-нибудь выгнусь посексуальнее. Не! Лучше сними, будто я ломлюсь внутрь. Потом аватарку для контакта сделаю.
- Илюш, мы всё-таки монастыре, - тактично замечал Ярослав.
- И что? - Отмахивался Илья. - Давай, щёлкай уже! А потом пойдём во-о-он к тому большому булыжнику.
Грибов даже упросил какого-то симпатичного монаха сфотографироваться с ним.
Правда, когда Вешенка переснимался везде, где только можно, прогулка по монастырской территории стала для него в тягость. А Ярослав и Мишка, по всей видимости, собирались пробыть здесь ещё долго. Они были готовы фотографировать каждую трещинку в древних стенах.
- Мне скучно, - закапризничал Илья, топая ножкой.
- Веш, я сделал очень много снимков с тобой. Дай теперь натуру поснимать, - ласково попросил Лавров.
- Илюх, потерпи ещё час-полтора. Мне нужно сделать целую подборку снимков, - добавил Михаил.
- Вы шутите? - Хохотнул Вешка.
- Всё серьёзно. - Яр выключил свою зеркалку с длинным объективом. - Илья, тебе же было так весело...
- Конечно, тогда ты меня фотографировал... а не какую-то природу, - фыркнул Грибов. - Я поеду домой.
- Илья! - В голосе Ярослава послышались сердитые нотки.
- Ярик, ну Ярик! - Вешенка подбежал к парню и повис у него на шее. - Я не обижусь, честно. Можете снимать хоть до вечера. Только дай денег на такси. А то буду пилить.
- Я так хотел, чтобы ты побыл со мной, - вздохнул Лавров.
- Илья, оставайся, - вступился Миша, желая поддержать друга. Илюшка одарил Маркова холодным взглядом.
- Нет, - упёрся Веша. - Я хочу домой. Что мне за вами хвостом ходить...
Ярослав разочарованно поджал губы.
- Ты точно не рассердишься? - Вздохнул он, осмотревшись по сторонам.
- Нет, - с готовностью ответил Вешенка, покривив душой. Разумеется, он разочаровался. Парень намеревался купаться, загорать и пить пиво, а не таскаться за двумя долговязыми придурками, выискивая подходящие виды.
"А Ярик-то каков! Даже не заикнулся ночью о том, что планирует устроить фотосессию!" - мысленно возмутился Грибов - "Конечно... тогда бы я отказался ехать".
- Илья... Тогда можно мы ещё до деревни доедем, быт поснимать? - Ярослав спросил так, как первоклассник, уговаривает мамку отпустить погулять ещё на часок. - Вернёмся к вечеру?
- Катитесь, - с деланной улыбкой выдал Вешка, и, вырвав из рук Ярика двести рублей, развернулся на сто восемьдесят градусов. Пройдя несколько шагов, он остановился и послал Лаврову воздушный поцелуй.
Вернувшись в душную квартиру, Вешка огорчился с новой силой. Вместо того, чтобы плескаться в озере, он тухнет в городе. И это во второй день долгожданного отпуска!
"Один. Забытый всеми", - накручивал себя Грибов. - "Тупой Ярик. Трижды тупой Миша! Чтоб у вас все батарейки в камерах сели!".
К великому расстройству молодого человека, ему не удалось дозвониться до Максима. Он так нуждался в сивом именно сейчас, а тот не отвечал ни по домашнему, ни по мобильному телефону.
Второй дружок - Димка Птичкин - развлекался с Семёном в Сергово. "Все люди как люди, а я - лузер", - вздохнул Грибов.
Сгоняв в близлежащий магазин за пивом, Илюха, ругая всё и вся, включил компьютер и первым делом заглянув вконтакт. Из ста двадцати друзей онлайн были только трое.
Просматривая новости, Грибов наткнулся на занятную встречу: "Сходка шестьдесят девятой". И плевать, что он не объявлялся на квартире у Блютика два года. Сколько воспоминаний, и не важно, что подчас дурных, связано с этой голубой хатой. Ведь одно время Илюха там дневал и ночевал, меняя партнёров одного за другим. Так и подмывало написать в обсуждениях: "Привет! Как жизня?".
Но в памяти вовремя всплыли строгие слова Макса: "Вешенки больше нет".
Вздохнув, Илья закрыл страничку со сходкой.
***
Стрелки часов неумолимо приближались к девяти вечера, а Ярик с Мишей не думали возвращаться. Вешенка, насмотревшийся Симпсонов, так, что перед глазами мерещились жёлтые рожи, начинал закипать. Позвонил Лаврову, а он, видите ли, "недоступен". У Михаила идут гудки, но он почему-то не спешил принимать вызов.
- Да пошли вы! - Рыкнул парень, и наспех одевшись в белые джинсы и зелёную майку, вышел на улицу.
Надоело сидеть дома. Душа и задница просили приключений.
Сделав контрольный звонок Ярославу, и услышав в ответ всё тот же механический голос, сообщающий про не доступного абонента, Вешка решил сделать ход конём.
Он собрался навестить свою старую тусовку. Дружные завсегдатаи 69-ой арендовали зал в одном из недорогих кабаков города. Ноги сами понесли Илюху на остановку.
На автопилоте он запрыгнул в нужный автобус. Пока ехал до заведения, в голове царила первозданная пустота. Почему-то дрожали коленки.
Когда Грибов дёрнул на себя входную дверь кафешки, его кольнула неприятная мысль: "Макс не одобрил бы..."
- А я ему не скажу! - Хитро улыбнулся Вешка, смело шагнув вперёд.
Собралось чуть больше тридцати человек. Кто-то оживлённо трепался, кто-то внимательно изучал винные карты. За столиками у окон сидели какие-то "левые" клиенты. Нервно сглотнув слюну, Вешенка подошёл ближе к эпицентру событий и громко, стараясь перекричать музыку, произнёс:
- Здорово!
Повисла пауза. Болтуны замолкли. Те, кто изучал меню - отложили красные корочки на стол.
- Какие люди, - протянул Блютик. В его голосе слышалось откровенное удивление.
- Надо же, до нас снизошла Вешенка! - Язвительно пропел Спарк.
- Я повидаться захотел, - надулся Илья, смерив испепеляющим взглядом занудного Спарки.
- И молодец, что захотел! - Вступился Борис - Веш, устраивайся ко мне, в уголок, - мужчина похлопал ладонью по дивану, обитому бежевым кожзамом. Боря - достаточно известный в городе адвокат тридцати пяти лет отроду. Илюха частенько уединялся с ним у Блю, и даже ездил в его загородный дом.
- Только мы тебя не учитывали, делай заказ сам, - снова встрял Спарк.
- Вот и сделаю, - буркнул Илья.
- Не обращай внимания, - шепнул Боря. - Спаржа наша психует, потому что ему Блюс не хочет бабок на тачку добавлять.
- А мы с Яриком в кредит взяли. Шевролешку, - похвастался Грибов.
- Ай молодцы, - улыбнулся Борис, бесцеремонно обняв парня за плечи.
- Борь, только без лапаний, - предупредил Илюха. - Я теперь приличный.
***
В компании старых приятелей Вешенка почувствовал себя неуютно. Непривычно. Родная когда-то тусовка стала чужой. Разговоры только об одном: кто кого склеил и поимел, или куда поехать зажигать на выходных. Ещё пару лет назад Илюха являлся активным участником подобных бесед. Сейчас же он скромно сидел в уголке. Боря, склеив какого-то молодого "новенького" педика, которого Вешка не знал, уехал...
Скучно.
- А почему наш Вешенка такой тихий? - Поинтересовался Игорь. Этого мужика Илья недолюбливал, хотя кувыркался с ним не раз.
- Кстати, да! - Сально улыбнулся Саша. Завсегдатай "шестьдесят девятки" из женатиков. - Веш, что скромничаешь? Это на тебя не похоже.
Илья исподлобья посмотрел на знакомых. "Бля, я же переспал почти со всеми присутствующими активами", - Грибову стало крайне не комфортно. Лучше бы провалиться сквозь землю.
- Теперь моя жизнь стала размереннее, - пожал плечами Илья. - Я вообще моногамен второй год.
По залу прошли тихие смешки.
- Ути Господи, - издевательски протянул Виталик - бывший спортсмен. Самбист что ли. - Скучаешь, наверное, по былым денькам?
- Ни капельки, - с напускным высокомерием ответил Илья. - У меня есть любимый человек. А также настоящий, лучший друг.
- Хватит уже из себя фифу корчить! - Игорь с Виталием переглянулись и синхронно поднявшись со своих мест, перешли к Вешенке.
Устроившись по обе стороны от Грибова, мужики обняли его за талию. Илюху передёрнуло.
- Ну что, артист, зажжём как в старые времена? - Подмигнул Виталик.
- Н-нет,- заикнувшись, ответил Вешка.
- Хорош выкобениваться, - приказал Игорь,устроив ладонь на ляжке парня. - Ясно же, ты сюда не чаи гонять пришёл.
- Я хотел повидаться... развеяться, - словно оправдываясь, выпалил Илюха. - Хватит уже, надоели! - Дёрнулся он.
- Это ты заебал, - рассердился Виталий, больно шлёпнув Вешку по бедру. - Сидит, блядь, принцесса. Перестань заливать-то - любимый у него. Все здесь знают - ты отменная давалка.
Блютик, сидевший на противоположной стороне удручённо покачал головой. Его любовник, Спарк, вредно ухмыльнулся. Остальные жрали, пили, трепались... Никому не было дела до беззащитного Илюхи.
- Пошли вы все в пизду! - Вспылил Грибов и с невероятным усилием вырвался из мерзких объятий Игоря и Виталия. Схватив валявшуюся в стороне тряпичную торбу, парень вышел из за-стола и поскуливая побежал в туалет.
Все кабинки, как назло были заняты. Давясь всхлипами, негодуя от обиды и злости, Вешка умылся холодной водой. Легче не стало.
Илюха сел на кафельный пол, прислонившись спиной к стене вложенной черной плиткой..
"Зря я пришёл. Хотел показать себя в лучшем свете, чтобы все увидели - я изменился. А они как держали меня за шлюху, так и держат. За что мне это?", - Вешке захотелось выть.
Какой-то здоровый мужик вышел из кабинки. Вопросительно посмотрев на Грибова, он принялся намывать руки.
Илья притворился пьяным. Что-то запел под нос. Забавно скосив глаза, он полез в тряпичную торбу. Достав из её недр мобильник, Вешенка закашлялся.
Тринадцать пропущенных вызовов. Семь от Ярика и шесть от Макса. Также, от Малафеева пришла грозная смс: "А ну быра звони мне, засранец!"
Шмыгнув носом, Грибов немедленно выполнил указание папочки.
- Ты где болтаешься? - Как строгий отец спросил Макс, как только принял вызов.
- Я... я, - плаксиво замямлил Вешка. - Я в кабаке. Хотел повеселиться, а всё получилось с точностью до наоборот. Мне так херово, ты не представляешь.
- Ярику звонил? - Уже мягче поинтересовался Максим.
- Нет, - буркнул Илюха. - У него телефон был отключен. И вообще, он виноват в моих злоключениях.
- Дурачина, - вздохнул Малафеев. - Яр очень волновался. Я с ним почти двадцать минут разговаривал. Отмазал тебя, между прочим. Лаврик думает что ты у меня дрыхнешь без задних ног.
- Спасибо, - пискнул Илья.
- Хорош же ты, - фыркнул Макс. - Умандовал на ночь глядя. Хоть бы мне позвонил, посоветовался. Ладно, что теперь говорить... Лови такси и гони ко мне. Только мы сейчас с Костькой за городом, на Новой Мельнице. Предки укатили в тур по Европе, так мы перебрались в их хоромы.
- Угу.
- Как подъезжать будешь - отзвонись. Я ворота распахну и тебя встречу.
- Хорошо. Уже лечу, - забавно хрюкнув, Илья сбросил вызов.
Собравшись с духом, Вешенка пронёсся мимо пьяной компании. Вслед донеслись гогот и улюлюканье.
"Я побывал в аду", - подумал Илья, выбежав на улицу и вдохнув полной грудью. От дневной духоты ни осталось и намёка.
Ежась, Вешка зашагал к небольшой стоянке, где своих клиентов ожидали несколько такси на выбор.
***
Ярику в ту ночь не спалось. Он разминулся с Вешкой всего на пятнадцать минут. Вдоволь наснимав монастырь и природу, друзья отправились в ближайшую деревню - Ильмень. Там фотографировали старенькие дома и харизматичных старушек. С одной из них завязалась оживлённая беседа. Бабуся - Пелагея Григорьевна - пригласила парней в дом. Она осталась совсем одна, и была рада любому собеседнику. Попивая чай с клубничным вареньем, вежливые парни слушали её разглагольствования на протяжении нескольких часов. Только когда время подошло к восьми, ребята вежливо намекнули, что им пора в город. Провожая новых знакомых, бабушка прослезилась и позвала их в гости с невестами.
Не застав Илюху дома, у Лаврова сердце ушло в пятки. Он принялся названивать Вешке, но тот упорно не отвечал. Тогда Ярик рассудил, что Илья может быть только у Максима.
- Привет, Илюха у тебя? - Этот вопрос застал сивого врасплох. Вообще-то, его только что отменно "обработал" Костька, и голова решительно отказывалась соображать.
- Да, - не раздумывая ответил Малафеев, и принялся на все лады отмазывать Грибова. Ярослав настойчиво просил передать трубку парню, но Макс категорически отказался, отрезав: "Вешка утомился, сейчас он в душе, а потом ляжет спать".
Лавров не почувствовал фальши в словах белобрысого и немного успокоился.
- Хорошо, что Илья у Максима, а не в каком-нибудь кабаке. Жаль, правда, что не удалось поговорить с Илюшкой перед сном... я бы извинился, - поведал Ярослав Мишке. Устроившись на подоконнике, он закурил.
- Яр, ты не обижайся. Но твой Илюха такой... - Михаил замолчал, подбирая слова. - У него же шило в одном месте. Вы... разные настолько, насколько это вообще возможно.
- В этом и заключается вся прелесть наших отношений, - Ярослав мягко улыбнулся, припав лбом к прохладному стеклу.
Между его длинными пальцами тлела сигарета. А все мысли были только о Вешенке.
***
Максим сидел как на иголках, ожидая звонка от Вешенки. Он понял по голосу - парень взволнован и расстроен не на шутку. Если его не поддержит он, то кто то же?
Вешка трясся на заднем сидении такси, нервно нажимая на кнопки мобильника. На тёмной пригородной трассе фонари горели через один.
- Второй поворот, - предупредил Илья.
Водитель кивнул, и подъехал к красивым кованым воротам.
- Заперто, - констатировал шофер.
- Подождите минутку.
Макс с облегчением вздохнул, когда в ладони завибрировал мобильник.
- Что там ещё? – Сонно протянул рыжий.
- Вешка приехал, - перелезая через Костьку, сообщил белобрысый. – Можешь не вставать.
- Я не собирался, - бухнул Котов, повернувшись на другой бок.
- Долго ещё? – Водитель, прищурившись, вглядывался в тёмную аллею.
- Сейчас-сейчас, - Илюха распахнул дверь, выглянув на улицу.
По гладко заасфальтированной дороге бежал Малафеев, звеня связкой ключей. Как всегда с распущенными волосами, развеваемыми ветром, одетый в короткий атласный халат с тигровым принтом.
Несколько раз провернув ключ в тяжелом подвесном замке, он распахнул ворота.
- Сколько? – Спросил Макс, заглянув в приоткрытое окно водилы.
- Я сам заплачу, - запротестовал Вешка.
- Отстань! – Цыкнул сивый. – Сколько?
- Сто пятьдесят, - сонно ответил шофёр.
- Как я угадал, - обрадовался Максим, вручив шофёру нужную сумму.
Из машины выскочил Илюха. Поправив белые узкие джинсы, он подбежал к Малафееву.
- Пойдём домой, - белобрысый ласково обнял парня за бока, обтянутые зелёной майкой.
Вешенка шмыгнул носом, и, чмокнув Макса в щёку, поплёлся вперёд.
Не стесняясь в выражениях, он рассказал любимому другу о неудавшемся воскресенье.
- Как же так, прошло два года… А они до сих пор считают меня шлюхой! – Всхлипнул Илья.
- Да по хер, что они считают, - фыркнул сивый. – Не заморачивайся. Я знаю, что ты чудесный мальчик. И Ярик это знает. Остальное тебя не должно волновать.
У Вешенки от сердца отлегло. Какое ему дело до чужих мужиков, если близкие его любят и ценят?
- Неохота специально собирать постель, - выдохнул Макс, поднимаясь в спальную на второй этаж. – Заночуешь со мной и Костькой?
Илюха был только рад этому.
Раздевшись до трусов и перескочив через разлёгшегося рыжего, Вешка устроился у стены. Максим, сбросив халат и оставшись полностью нагим, пристроился рядом, задев Котова пяткой. Константин недовольно крякнул.
- Спи спокойно, - прошептал белобрысый, взяв Грибова за руку.
Костя устроил тёплую ладонь на голой заднице Малафеева.
Илюшка поцеловал Макса в лоб, но ещё долго не мог заснуть. Ведь сивый лежал совсем рядом, голый. Так и подмывало скользнуть рукой вниз, и погладить обмякший член. Но Максим так мило посапывал, что Грибову не позволяла совесть нарушить его сон своими домогательствами.
***
Когда Вешка проснулся, часы показывали без пятнадцати двенадцать. Костька давно уехал в офис, а Макс, нацепив мамину широкополую соломенную шляпу, одетый в красные трусы в белый горошек, стругал овощи к окрошке, присев на скамейку возле коттеджа.
- Привет, - Грибов бухнулся рядом, устроив русую голову на худом плече.
- Выспался? – Поцелуй в макушку.
- Ну да, - выдохнул Вешенка.
- Ярику звонил? – Не переставая нарезать отварную картошку, поинтересовался Малафеев.
- Нет. Он сейчас на работе всё равно, - скривился Илья.
- Позвони, - потребовал Макс.
- Не буду, - надулся Вешка. – Если бы он уделял мне больше внимания, ничего такого бы не произошло.
Сивый рассмеялся так, что выронил нож.
- Что ты ржёшь? – Грибов шлёпнул его по немного ссутуленной спине.
- Разбаловал тебя Ярик, ой разбаловал, - протянул Максим, погладив Илюху по башке.
- В смысле?
- Я прекрасно помню, каким ты был два года назад, когда мы только познакомились, - белобрысый закрыл глаза.
- Каким же? – Илья устроил ладонь на острой коленке мужчины.
- Каким-каким. Как котёнок помоечный. Которого подобрали, принесли домой… он к рукам тянется, от любой ласки млеет. И ты таким был. Зато сейчас как разошёлся. Правильно говорят – к хорошему быстро привыкают.
Грибов пристыжено уставился в ноги.
- Знаешь, Илюх, - Макс обнял юного друга за голые плечи. – Если уж искать козла отпущения, то надо идти до конца. Ярик здесь не причём. Во всём виноват Миша. Если бы он не приехал, ничего бы этого не было. Ни дурацкой поездки в Юрьево, и ты бы не отправился на сборище уродов из шестьдесят девятой.
- Точно… - согласился Вешка.
- Поэтому, иди и звони Ярославу. Он волновался – зуб даю!
- А ты меня поцелуешь? – Хитро улыбнулся Илюха.
- Сначала позвони, а потом поговорим, - подмигнул Макс. – И извинись! Нехорошо уходить из дома без предупреждения. Тем более, ты трезвым был, это вообще непростительно!
- Хорошо, папочка, - пообещал Грибов, и, сорвавшись с места, побежал на второй этаж за мобильником.
Ярослав пытался дозвониться до вредного Ильи с девяти утра. Телефон показывал пять не принятых вызовов – благо, звук был отключен.
Столько всего хотелось сказать Ярику, но мысли предательски путались. Вешка не знал, с чего начать. А Лавров ответил только со второго раза.
- Я в Крестцах. Скоро съёмки, - сообщил он. Казалось бы, совсем равнодушно. Илью огорчил его тон.
- Яр, - шепнул Грибов.
- Илюш, - выдохнул Ярослав. Живо как никогда. Так, будто ему больно. - Зачем ты убежал?
- Прости, - пискнул Веша, не зная, что сказать ещё.
- Возвращайся домой. Встреть меня, - мягко попросил Ярик.
- Я после обеда приеду, - заверил Илюха.
- Знаешь, Вешка, я расстроен, - сдавленно буркнул Лавров.
- Извини, - промямлил Грибов.
- Дома поговорим, - вздохнул оператор, нервно теребя серьгу в ухе.
- Ты меня любишь? – Взволнованно пролепетал Илья, прижимая мобильник к уху.
- Люблю, - прошептал Яр.
- И я тебя, - успокоившись, улыбнулся Вешенка.
«Всё прошло хорошо», - утерев испарину со лба, Илья покинул спальную.
***
Макс разлёгся на жёлтом покрывале, развратно раздвинув ноги. Илья невольно залюбовался другом. Хотел бы он в тридцать семь лет походить на Малафеева. Его не портила ни излишняя худоба, ни ниточки морщинок в уголках глаз, ни два операционных шрама на животе - один старый, а другой свежий, годичной давности. Сивый хайр, прямая спина, живые, шалые серые глаза и качественные татуировки делали Максима похожим на настоящую рок-звезду. В ровно подстриженной траве лежали четыре бутылки пива из холодильника.
Сняв круглые очки, как у Оззи Осборна, Макс поманил Вешку к себе.
- Ну что, дозвонился до любимого? - Малафееву не терпелось узнать породности.
- А то, - Илья плюхнулся рядом с Максимом, прихватив пивко. - Всё нормально вроде. Яр сейчас в области.
- Я тут подумал... Сколько этот Миша у вас ещё жить будет? - Сивый прищурился от яркого солнца, - Короче, если вы с Лавриком захотите уединиться, то я могу дать ключи от нашей хаты. Мы-то с рыжей мордой будем здесь жить пару недель, пока предки не вернутся.
- Правда? - Загорелся Грибов.
- Мне для моего мальчика ничего не жалко, - подмигнул Макс.
От избытка чувств восторженный Вешенка навалился Малафеева и крепко поцеловал в засос.
- Ты даешь, - выдохнул Максим и раскинул руки в разные стороны.
А Илью снова начало клинить. На губах остался пивной вкус белобрысого. И Малафейчик развалился в опасной близости. Красивый, улыбающийся погожему дню. В забавных красных трусах в крупный белый горох. А на левой ляжке манящая татуировка - вьющаяся веточка конопли. Не удержавшись, Илюха обвел её большим пальцем.
- Приятно, - хихикнул Макс.
- А если языком? - Развратно пошевелил тонкими бровями Вешка.
- Попробуй! - Сивый призывно вытянул длинную ногу.
- Ммм, - Илюха нарисовал мокрую дорожку по контуру тату. - А ты ещё хотел здесь какой-нибудь рисунок набить, - припомнил парень, скользнув пальчиками на внутреннюю сторону бедра, к паху.
- Да, но ещё не нашёл ничего прикольного, - пожал плечами Максим.
Вешенке, не привыкшему себя сдерживать, очень захотелось лизнуть нежную кожу.
- Ой, щекотно, - засмеялся Малафеев.
- Неженка, - улыбнувшись, Илюха завалился на друга. Максим немного напрягся, почувствовав эрекцию молодого человека.
- О, ты завёлся, сынок, - шутливо заметил он.
- Да, папочка, - парень уткнулся носом в солоноватую шею сивого. - Знаешь, я сегодня лежал ночью... Ты меня за руку держал... И мне подумалось: что бы я без тебя делал, без моего ангела-хранителя? А ещё мне показалось, что есть чувства, которые невозможно выразить словами. Ты меня понимаешь? - Вешка заглянул в серые глаза.
Макс зарделся, но согласно кивнул.
- Максик, - шепнул Грибов, после чего мокро присосался к шее белобрысого.
У Малафеева поплыло перед глазами. Да, ему безумно нравилось тискаться с "сыночком". Обнимать его, держаться за руки, и даже целоваться. Илюха был прав - некоторые чувства очень сложно выразить словами. Невозможно описать ту трогательную привязанность, с каждым днём накапливающуюся в сердце сивого. Но Максим боялся перейти границу, которая, впрочем, придумана им самим.
- Илюш, - простонал Малафеев, когда ладонь Вешки проникла в трусы, обхватив полувозбуждённый член. - Тебе не кажется...
- Только скажи, - прошелестел Вешенка, щекоча грудь русыми прядями. - Скажи, что ты не хочешь меня, и я отстану.
Максим приподнялся на локтях, нежно посмотрев в серо-голубые глаза друга.
- Не могу, - одними губами произнёс он. - Это выше моих сил.
- И моих тоже, - признался Илья, прижавшись лбом к взмокшему лбу Малафеева. - Ведь... ничего страшного не случится?
Макс задумался. "Как же Костя? Сможет ли он спокойно смотреть в глаза Ярику и рыжему на совместных посиделках?", - продолжить цепочку мыслей Вешка не позволил. Он с трепетом целовал выступающие ключицы сивого, обдавая кожу горячим дыханием.
- А... - Белобрысый послушно откинулся на мягкое покрывало, даже не спросив, кто будет сверху.
Илья пышел энтузиазмом, ясно давая понять, что именно он выступит в непривычной для себя роли актива.
У Грибова перехватывало дыхание и руки задрожали от волнения.
За два года дружбы он видел Макса в разных состояниях: радостным и плачущим, пьяным и накуренным, задумчивым и беззаботным. Не хватало лишь одного: запечатлеть в памяти, какой он во время секса, в самые жгучие моменты наслаждения.
"Наконец-то, свершилось", - кровь стучала в висках.
Больше всего на свете Илья боялся разочаровать Малафеева, сделать ему неприятно или больно. Богатый сексуальный опыт за плечами словно растворился.
- С чего начать-то? - Хохотнул он, вжавшись к худощавое тело сивого.
- Даже не знаю, - тонкие пальцы переплелись, - Поцелуемся?
И Макс с готовностью ответил на прикосновение Вешкиных губ. Глубоко, послушно. У Илюхи закружилась голова как в тот раз, когда он целовался с белобрысым в ванной на третий день их знакомства.
Малафеев поддавался юному другу во всём. Отвечал на каждое его прикосновение, постанывая ему в рот. Сивый отчётливо понимал - он перешёл выдуманную им же грань. И это совсем не важно.
Илюшка совсем не похож на напористого, грубоватого Костю.
Максим таял от нежности и невероятного трепета.
Друзья гладили друг друга подушечками пальцев. Игриво соприкасались кончиками языков. Пыхтя, приспустив трусы, медленно тёрлись твёрдыми членами.
- Ай, - выдохнул Макс, когда Вешка, увлёкшись, прикусил его сосок.
- Тебе больно? - Разволновался парень, обхватив ладонями горящее лицо Малафеева.
- Всё замечательно, - успокоил сивый. - Илюш, ты чудо.
Воодушевившись, Грибов проделал дорожку поцелуев от ложбинки между ключицами к паху. Потеревшись носом о гладко выбритый лобок, Вешенка скользнул языком по налитому кровью члену.
- Вау, - простонал Максим, когда Илья с первого раза взял его достоинство по самые гланды.
- Я ещё не так умею, - хвастливо прошептал Вешка, готовый продемонстрировать всё своё мастерство.
Он кружил кончиком языка вокруг влажной головки, дразнил чувствительную плоть. То лишь частично погружая член в рот, сосал его, словно леденец, громко причмокивая, то, неожиданно брал его в себя на всю длину.
- Я сейчас брызну, - прошипел Макс.
- Значит, готов? - Илья горящими глазами посмотрел на друга. Сивый кивнул.
Сняв трусы и бросив их на клумбу с цветами, Малафеев раздвинул ноги, приподняв задницу.
- Ой мамочки, - покраснел Вешка, обхватив голову руками. - Я так взволнован.
- Вставляй давай, - мягко проговорил Макс. - С тобой же это тысячу раз проделывали. Ничего страшного.
- Не скажи, - Илья погладил промежность белобрысого. - Ты... это ты.
- Веш, мальчик мой, не очкуй, - подначивал Максим. - Я тебе доверяю на все сто.
Мужчина посмотрел на сочащийся член Грибова. Он значительно уступал в габаритах Костиному "орудию", и Максу было страшно интересно - какие будут ощущения, когда Вешка войдёт в него.
Облизнув средний палец, Илья надавил на податливый анус.
- Какое у тебя очко, - хихикнул Вешенка. - Всегда готовое.
- На свою посмотри, - оскалился Макс, и плюнув на ладонь, размазал слюну по пенису друга.
- Добро пожаловать, - подмигнул он, сдержав возбуждённый всхлип.
Зажмурившись, Илюха толкнулся вперёд и беспрепятственно скользнул в Максима.
Всё было так, как представлял Вешка. Сивый горячий внутри. Конечно, Костя хорошо раздолбал его дырку, но ощущения всё равно были сводящие с ума. Не столько от того, что член окружён жаркой плотью, а потому что, под ним Макс. Смешно похрюкивающий, жмурящийся и прикусывающий губу.
- Нравится? - Прошептал Грибов, наклонившись к губам Малафеева.
- Да, - белобрысый обхватил молодого человека за плечи. - Прошу, быстрее.
Вешенка исполнил просьбу ""папочки". Хотя двигаться, толкаясь в чужое тело было жутко непривычно. Максим подавался вперёд, царапался, и, в какой-то момент, громко всхлипнув, брызнул на живот.
Раскрасневшийся Вешка вышел из вспотевшего Малафеева и нависнув над ним, постарался довести себя рукой.
- Затычки в жопе не хватает? - Белобрысый резко ввёл два влажных пальца в анус парня.
- Да-а-а! - Илюхе показалось, что у него темнеет перед глазами. Сосредоточившись на ощущениях, он залил спермой плоский живот Максима, после чего завалился на мужчину.
- Кру-у-уть, - пропыхтел Вешенка, прежде чем закрыть глаза.
- Мой мачомэн, - хохотнул Максим, любовно погладив его по потной спине.
Как и положено после хорошего секса, парни заснули.
***
Друзья полностью забылись. Тёплый ветер ласкал их голые тела, а со стороны дороги послышался шум мотора. Это Костя возвращался на обед.
Громко хлопнув дверью чёрного внедорожника, он зашагал к дому. Мужчина замер на месте, опешив. Не каждый день ему доводится наблюдать такое. Голозадый Вешенка дрыхнет, взгромоздившись на Макса. Малафеев тоже спал с пьяной улыбкой на лице, одной рукой обнимая "сыночка" за шею. Котов на цыпочках подошёл к "сладкой парочке" и едва сдержал импульс, чтобы со всей дури не шлёпнуть Илюху по пятой точке.
- Это как понимать? - Строго спросил он, сложив руки на груди.
Грибов, как ошпаренный шарахнулся от Максима и стыдливо прикрыл "хозяйство" ладонями.
Малафеев горделиво приосанился, и стараясь скрыть волнение, важно пояснил:
- Мы принимали солнечные ванны. Знаешь ли, Костенька, это очень полезно.
- Их обязательно принимать с голыми пердынями? - Костька подозрительно покосился в сторону Вешки. Парнишка опасливо втянул шею в плечи.
- Как же иначе! - Выпучил глаза Макс. - Надо быть полностью нагим, чтобы получить как можно больше солнечной энергии.
- Пидарюги солнечные, чего только не придумаете, - Котов недовольно нахмурил брови и взъерошил рыжие патлы. - Чую своей прекрасной жопой - у вас здесь разврат, - сказав это, мужчина подскочил к сивому и отвесил ему смачный подзатыльник.
- Гондон сплющенный! - Взвизгнул Максим, схватившись за голову.
Вешенка, почувствовав неладное, попятился назад, к клумбе с астрами.
- Эй-эй! - Костька в пару шагов настиг молодого человека. - И ты свою оплеуху получишь, мой юный задристыш.
- Ай-ай-ай! - Заверещал Илюха, когда на его округлую задницу обрушилась серия звонких и мощных шлепков. - Больно! Константин Ефимыч, хватит! - Грибов вился как уж на сковороде. "Порют, как детсадовца", - обиженно подумал он.
- Так и быть, - нанеся последний, самый сильный удар, Котов милостиво опустил Вешку на траву.
Хлюпнув носом, Илья на четвереньках подполз к Максиму. Белобрысый заботливо обнял друга за плечи.
- Какой же ты Костька... жестокий яйцеклоп! - Искренне возмутился он.
- Вы получили по заслугам. И вообще, нечего рассиживаться. Вставай, Макс. Твой мужчина голоден. Корми меня, - скомандовал Константин и зашагал к дому.
- Моя бедная попочка, - поморщился Вешенка, погладив себя по булкам. - Она вся горит.
- Красная, как советский флаг, - заметил Малафеев. - Ничего, зайкин, пройдёт. У меня часто такое бывает. Кстати, мне кажется - нам лучше помалкивать о случившемся, - заговорщицки прошептал Максим.
- Теперь у нас есть сакральная тайна, - Едва слышно проговорил Вешка. Скрепив свою "сакральную тайну" рукопожатием, друзья поспешили в дом.
Костя уже восседал во главе стола. Его желудок угрожающе урчал.
***
Сожрав две тарелки окрошки, Константин прихватил с собой Вешенку, чтобы подбросить его до дома.
- Понравилось принимать солнечную ванну? - С двусмысленной интонацией поинтересовался рыжий.
Илюха смутился и снова заволновался: "Ефимыч стопудово что-то заподозрил".
- Да, - как можно спокойнее попытался ответить Грибов. - Что тут такого - лежи себе на солнышке попцом кверху. Всего-то.
- И вы просто лежали? - Строгий взгляд.
- Ну да... - пожал плечами Веша. - Что мы с Максом ещё можем делать? Не трахаться же, - нервно хихикнул парень. - И вообще, ты уже прописал нам люлей ни за что. Лучше бы на дорогу смотрел, Константин Ефимыч.
- Не знаю-не знаю. И не вякай тут, - нахмурился Константин.
Илья громко сглотнул слюну. "Поскорее бы приехать домой", - подумал он, теребя ручку тряпичной торбы.
***
С огромным облегчением попрощавшись с Костькой, Вешка поспешил в своё гнездышко. К его радости, Мишка где-то болтался, прихватив свою драгоценную зеркалку с собой. В квартире стояла приятная тишина.
Раскрыв нараспашку окно в кухне, Илья устроился на диванчике и закурил.
Закрыв глаза, Грибов вознамерился "переварить" события последних суток. Ведь произошло много чего.
Несколько раз повздорил с Яриком. Впрочем, заводился и ругался только Вешка. Лавров как всегда был флегматичен, хоть и переживал в глубине души. "Может, я перегнул с капризами"? - задумался парень. -"Нет!" - отмахнулся Вешенка. - "Во всём виноват Миша,а не я", - словно мантру повторил он.
С Михаила мысли плавно перетекли совсем в другое русло.
- У меня было с Максиком! - Пропел Грибов и возбуждённо поёрзал.
Илюха понимал: скорее всего, это был первый и последний раз. Шестое чувство подсказывало ему, что больше Малафеев никогда не подпустит к себе так близко, а хотелось бы.
А ещё молодой человек боялся, что сивый не выдержит и расколется перед Котовым.
"Ой, что тогда будет", - Илюшку невольно передёрнуло. - "Я-то перед Яриком точно не раскроюсь".
Тут, Вешенка снова переключился на другую тему.
- Яр... - одними губами произнёс Грибов, уронив сигарету на серый линолеум.
Гадко засосало под ложечкой.
"Он никогда меня не простит, если узнает!", - ужасе подумал Илья. Неприятно застучало в висках.
Вешка одну за другой жёг спички, бросая их в жёлтую пепельницу.
Парню касалось, что его привязали к двум машинам. Одна тянет вправо, другая - влево. Разрывало пополам.
Радость от "полного сближения" с лучшим другом, с "папочкой", кумиром, образцом для подражания, омрачалась непривычными муками совести. Ведь Вешка любил и Ярослава. Любил как мужчину, единственного и неповторимого.
В груди мерзко сжалось - впервые в жизни Вешенка переживал нечто подобное. Сколько мужиков он сменил? Ведь и не вспомнит точное количество. Сегодня с одним, завтра с другим, послезавтра - с двумя одновременно. И ничего. Никаких угрызений.
И вдруг тут мутить начало.
Хотя, появись у Илюхи возможность вернуться на несколько часов назад, он снова переспал бы с Максом. Снова, снова и снова. Ни за что не отказал бы себе.
- Что сделано, то сделано, - философски произнёс Вешка. - Главное, чтобы Ярик ничего не узнал. А я уж как-нибудь разберусь в себе, и поборю дурацкие угрызения глупой совести.
Но, как бы Илья не успокаивал себя, он чувствовал себя виноватым. Чтобы хоть как-то реабилитировать себя, он решил испечь к возвращению Ярослава "быстрый" яблочный пирог. По рецепту незаменимого Малафеева.
***
Пирог доходил в духовке.Квартира постепенно заполнялась его сладким ароматом. Вешенка, сам не ожидая от себя, на всю громкость включил Pink Floyd и даже подпевал Дэвиду Гилмору. А ведь в первые месяцы совместной жизни он терпеть не мог "нудный лавровский прог-рок", заставляя Яра слушать любимую музыку в наушниках.
Hey you, would you help me to carry the stone?
Open your heart, I'm coming home.
Неровно протянул Грибов, потушив очередную сигарету в пепельнице.
- Надо же, - Илюха чуть в штаны не наложил, услышав за спиной голос.
Вешка развернулся на носочках и широко улыбнувшись, посмотрел на незаметно вернувшегося Лаврова.
- Подпеваешь? Вот не подумал бы, - вздохнув, Ярик присел на зелёный диванчик.
- Приучил к своей музыке за два года-то, - как ни в чём не бывало, Вешка устроился на коленях Ярослава. - Кстати, где твой Мишка ходит?
- Сегодня он заночует у подруги, - ровно сообщил Яр. - Квартира наша. И яблочный пирог только для нас двоих, - молодой человек улыбнулся уголками губ и шумно втянул воздух носом.
Вешка радостно хрюкнул и потеребил тонкую бородку Ярика.
Парни пересеклись взглядами и замялись. Вешенка даже покраснел, почувствовав себя неловко после всего, что он натворил.
- Ты, наверное, сердишься на меня? - Пробормотал Илюха, обвив шею Лаврова руками.
- Знаешь... - Лаврик распустил чернявый хвост. - Я долго думал, и пришёл к выводу, что...
Илья зажмурился и затаил дыхание.
- Во всём виноват я, - выдохнул Ярослав. - Я вел себя неправильно, - покачал головой парень. - Ты нуждался в моём внимании, а я забыл об этом. Увлёкся другими делами. Да, Мишка мне дорог... Но ты для меня важнее, тебя я люблю больше всего. Мне следовало иначе расставить приоритеты.
- Яр, - Вешенка растерялся.
- Помолчи, пожалуйста, - Лавров поцеловал Илюху в щёку. - Понимаю, порой я бываю ужасной флегмой. А ты такой живой. Сгусток энергии ,эмоций. Когда ты рядом, я себя иначе чувствую. Будто расцветаю.
- Ярик, - Грибова так растрогали слова Ярослава, что он всхлипнул.
- Помолчи, дай закончить мысль, - вежливо попросил парень. - Обещаю - я перестану стесняться не по делу. Ты прав - Мишка мой друг, и он прекрасно знает, какой я. Поэтому, будем целоваться и прочее... без зазрения совести.
Вешка хихикнул, обняв Ярика покрепче.
- Давай больше не будем ссориться? Ведь я тебя очень люблю, Илюха. Очень... и не хочу видеть, не представляю никого другого на твоём месте.
Тут Илья окончательно расклеился, почувствовав болезненный укол совести где-то в области сердца.
- Знал бы ты... - прошептал Грибов, и уткнувшись носом в шею молодого человека, заревел. - Прости мен-я-я-а! - Срывающимся голосом заклянчил Вешенка.
- Веш, всё хорошо, - Ярослав любовно погладил Илюшку по спине, и принялся качать его на руках.
Илья никак не мог успокоиться, продолжая всхлипывать и размазывать слёзы с соплями по шее Ярика.
Лавров списал такую бурную реакцию на излишнюю эмоциональность Грибова.
А Илья понял, в чём заключается главное различие между ними. Ярослав всегда ищет причину в себе, и винит только себя, если что-то не получается, или когда возникают ссоры. Как сегодня, например. Вешка, напротив, всегда ищет козла отпущения. Не удаётся сладить с испорченным прибором на работе - виновны производители-гады. Повздорил с Яриком, убежал сломя голову тусоваться с чужими мужиками в какой-то кабак - виноват Миша, нечего ему было приезжать. "Каким же я выблядком бываю", - стыдливо подумал Илюха, лизнув Лаврова за ухом. - "А Яр у меня - уникум... Укуреный любимый уникум!".
Парни обнимались ещё минут десять, обмениваясь невесомыми поцелуями, пока из духовки не потянуло горелым...
***
Остаток рабочего дня Костька провёл в сомнениях. Перед глазами стояла картинка: распластавшийся на покрывале Макс и голый Вешенка, взгромоздившийся на него. Если бы не глупая ревность, рыжий даже вздрочнул бы на такое заманчивое зрелище. Хорошо пассивчики вместе смотрятся, как ни крути. Но рыжий привык считать Малафеева только своим. Поэтому он не собирался терпеть никаких конкурентов, даже таких не серьёзных, из совсем другой "весовой категории", типа Вешки. Прозорливый Константин никогда не доверял Илюхе, словно чувствовал его ауру. Пусть мальчишка привязался к белобрысому, но всё чаще тактильные контакты выходили за границы дозволенного. И плевать, что со стороны их нежности смотрятся красиво и возбуждающе. Котов догадывался - инициатором "лапаний" в 80% случаев является именно Грибов, а недотраханный в молодости Максим слепо идет на поводу у него и своих инстинктов. В какой-то степени, Костя понимал тягу Малафеева к ласкам с Ильёй - против природы не попрёшь. Какой-никакой, а мужик, самец. Ведь и Котов когда-то на чужую задницу позарился. Но от одной мысли, что Макс может лечь под кого-то ещё, у рыжего начинал дёргаться глаз. Ему не терпелось вернуться домой, чтобы разобраться с белобрысым.
Макс, также как и Вешенка, пережил целую гамму чувств. Сначала на мужчину нахлынула волна восторга: "А-а-а! Мы с Илюшкой стали ещё ближе. Никогда этого не забуду!".
Плотский трепет: "Я был с другим парнем... И всё было совсем не так, как с Костькой. Я даже представить не мог... Это что же получается - к разными мужиками и секас разный будет?".
И, на десерт, самое противное, угрызения совести и страх: "А рыжий явно что-то заподозрил. Ведь если начнёт выспрашивать - не выдержу, расколюсь. Он психанёт, яйца даю на отсечение - психанёт. Может, даже поколотит... Главное, чтобы с Илюшкой обниматься на запретил".
- В любом случае - это был первый и последний раз! - Ударил себя в грудь Максим. - Больше я себе такого не позволю, как бы Вешку не любил. Я же порядочный человек.
Малафеев встал с дивана, перекрестился и побежал на кухню, чтобы взять бутылочку пива и успокоить себя.
***
- Ничего не хочешь мне сказать? - Поужинав, Котов плюхнулся к Максу на красный диван.
- Нет, - сивый важно положил ногу на ногу.
- А если подумать? - В голосе напор.
- Если подумать... - Макс принюхался, смешно поморщив нос. - В душ не хочешь сходить? А то от тебя сегодня особо сильно потом несёт.
- Нормально. Пока жрал - взмок, - отмахнулся Костя.
- Forever young, i want to be forever young... Do you really want to live forever, forever forever, - бархатно пропел Малафеев, чтобы отвлечь Константина.
- Хватит выть, - цыкнул Костька. - Лучше колись, - ладонь тяжело упала на плечо.
- Насчет чего? - Максим вывернулся и отодвинулся на другой край дивана.
- Чем вы с Вешенкой занимались пока я, приличный человек, штаны в офисе протирал, деньги зарабатывал?! - Рявкнул Константин, придвинувшись к забившемуся в уголок сивому.
- Я уже всё объяснял, - отчеканил Малафеев, уставившись в сторону выпучив глаза.
- Я знаю, когда ты врёшь, а когда нет. На меня посмотри! - Костька навис над съежившимся Максимом.
- У тебя паранойя! Конечно, у самого-то рыльце в пушку, потому на кристально честных людей, вроде меня, клевещешь... Грязно клевещешь! - Визгливо выплюнул белобрысый, накручивая длинные светлые пряди на пальцы.
- Волосы теребишь! Нос морщишь! В глаза не смотришь! К бабке не ходи - обманываешь. Я тебя как облупленного знаю! - Котов тряхнул мужчину за плечи.
- Полиграф какой выискался, - надменно фыркнул Макс. - Даже если меня Вешка трахнул, что теперь? Тебе значит, можно, а мне нельзя? - Белобрысый старался выглядеть как можно увереннее. - Ну, что замолк? - С вызовом бросил он.
- Я как в воду глядел, - прошипел Котов.
Не успел Малафеев сообразить, и тяжёлый кулак обрушился на его правый глаз.
- А-а-а! - Возопил Макс, прижав ладонь к месту удара. - Творог подзалупный! Как же больно! - Застонал он.
- И не стыдно тебе было под малявку ложиться? - Сокрушённо полюбопытствовал Котов, усевшись на полу с укором зыркнув на сивого.
- Что в этом такого? Лично я никогда не хотел быть сверху, - всхлипнул Максим, потирая ноющую щёку. - Какой же ты еблонтий! Чуть что - сразу драться. До тебя, тупого археолога анального разве не доходит - у меня к Илюхе такие... отцовские чувства.
- Не тухлые чувства! - Рыкнул Костька. - Представляю, меня б папаша от любви большой чихал-пыхал. Я тогда бы повесился скорее.
- Ну, если б мне твой папаша вдувал... и я вскрылся бы, - хрюкнул Макс, прикрывая лицо руками.
Константин зло стрельнул взглядом.
- Но дело-то не в этом, - шмыгнул носом Максим. - То, что мы с Вешкой переспали - неизбежность. Всё к этому шло - чувства и накопившееся желание наконец-то нашли выход. И вообще, во всём виноват Миша, если бы он не приехал... Впрочем я тебе клянусь своей трезвостью, это единичный случай. Не то что у тебя с Птичкиным! Полтора месяца мне рога наставлял! - Припомнил сивый.
- До смерти будешь напоминать, - буркнул Константин, закрыв глаза.
- Котяра, привязанность к Илюхе - одно. Ты же знаешь, лоходуй рыжий - я только твой, и никогда никуда от тебя не денусь. Я ж не смогу без тебя, доходит?
Костька ничего не ответил. Крякнув, он поднялся и громко топая, покинул комнату.
У Макса неприятно защипало в носу - захотелось плакать. И правая часть рожи болела.
- Приложи, - Константин шумно ввалился в комнату и заботливо прижал к лицу Малафеева кусок замороженного мяса в прозрачном полиэтиленовом пакете.
- Может и под левый глаз тебе врезать? Для пропорции? - Задумался мужик.
- Иди ты, - Цыкнул Максим. - Лучше обними. Неужели меня так сложно понять?
Поурчав, Константин прижал сивую башку к груди с рыжими кудряшками.
- Прощаешь? - С надеждой промямлил Малафеев.
- Знаешь, я лучше Вешке заеду под левый глаз, когда он придёт. Будете гармонично смотреться, - хохотнул Костька.
- Проща-а-аешь, - утвердительно протянул Макс, погладив своего мужчину по широкой спине.
И от сердца отлегло.

Форма добавления комментария

автору будет приятно узнать мнение о его публикации.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

0 комментариев