Marie Feelgood

Цикл 35 16 Константин-сластолюбец

+ -
+8
Аннотация
Несмотря на обиду и ревность, Костя не отлучил от дома лучшего друга Макса. И вот они снова собрались вместе, чтобы как следует отдохнуть на природе. Хотя, какой там отдых, ведь за милыми ребятами нужен глаз да глаз...

Вешка ехал в старом жёлтом автобусе «Икарус». Не смотря на то, что окна и люки в крыше были широко открыты, в салоне стояла адская духота. Бедного Илью укачало, он едва сдерживался, чтобы не вырвать на старушку с рассадой, наряженную в смешную розовую широкополую шляпу. «Не могу больше терпеть», - Вешенка решил выйти на остановку раньше – «Лучше уж идти, чем трястись в автобусе, забитом старушенциями-дачницами».
- Ка-а-йф! – оказавшись на улице, Илья вздохнул полной грудью. Вокруг пахло свежескошенной травой, а над какими-то дикими цветами гудели пчёлы и шмели. Осмотревшись вокруг, Грибов живо зашагал по узкой асфальтовой дорожке к небольшому коттеджному массиву.
***
 Пока Илюха торопился в загородный дом родителей Максима, глава семейства – Константин, разводил огонь в мангале. Сивый с улыбкой следил за Котовым, рассевшись на новеньком шезлонге.
- Может, ты снимешь мамкину шляпу? – недовольно спросил рыжий, подбрасывая щепки в огонь.
- Отвянь, - отмахнулся Малафеев и, сорвав с газона пучок травы, швырнулся ей в Костика. В ответ Костька издал череду невнятных, но угрожающих звуков.
- Так, ты помнишь наш вчерашний разговор? – строго спросил Котов.
- Да, милый, - кротко ответил белобрысый, и, на секунду сняв солнечные очки в круглой оправе, невинно поморгал.
- Никаких поцелуев, никаких обжиманий, и вообще, никаких сексуальных поползновений! – сурово выговорил Константин. – Я буду за вами следить. И если увижу непотребства – въебу обоим. Вот только попр…
Страстную речь рыжего оборвал громкий звонок в калитку.
- Илюшка приехал! – Макс моментально сорвался с места, и, придерживая соломенную шляпу, побежал к воротам.
- Ма-а-акс! – как только двери распахнулись, Вешка повис на шее у сивого.
- Сы-ы-ына! – Малафеев крепко обнял парня, любовно похлопывая его по стройной спине.
- Кхм-кхм, - стоя поодаль, Константин громко кашлянул, заставив друзей разорвать объятья.
- Привет, Костя, - Илюха улыбнулся во весь рот.
- Здравствуй-здравствуй, малолетний блядунишка, - оскалился Котов.
- Рыжий! – топнул ногой Максим. – Хватит! Лучше бы мясо из дома принес, и шашлыки начал нанизывать. Вон – огонь как разошёлся.
 Не придумав ничего умнее, кроме как показать парням фак, Костька попёрся на кухню за маринованным мясцом.
Тем временем, Илья и Макс устроились на резной скамеечке у высокого крыльца.
- Как твой фингал? – взволнованно спросил Грибов и сдёрнул с носа Малафеева солнечные очки.
- Проходит, - вздохнул сивый.
- Я бы не сказал, - покачал головой Илюшка. – Такой здоровый…
- У меня первые дни вообще был не глаз, а щёлка, - пожаловался Максим. – То, что сейчас – фигня. К тому же, мне не впервой с фонарями ходить, ты же знаешь мою рыжую харю: чуть что - кулаки в ход.
- Бедненький папочка, - прикрыв глаза, Вешка несколько раз чмокнул белобрысого в  фиолетовый синяк. Сделал он это очень не вовремя, потому что на крыльцо вышёл Константин.
- Опять разврат! – возопил Котов, в сердцах чуть не швырнув кастрюлю с мясом на пол,  - Ебаный же в рот, вы что, педрилы шерстяные, слов не понимаете?!
Илюха отодвинулся на другой край скамейки, и задрав голову, уставился в безоблачное небо.
- А мы что – мы ничего! – затараторил Макс. – Илюша меня просто чмокнул.
- Ну-ну, - фыркнул Костька. – Сейчас просто чмокнул, а неделю назад запросто так чпокнул, прямо вот на этом газоне!
После этих слов, Вешка залился краской и напустил длинные русые пряди на лицо.
- Костя! – всплеснул руками Малафеев.
- Не Костя! – рявкнул рыжий. – Я же тебе на каких условиях разрешил пригласить Илью? Чтобы вы оба вели себя прилично, как семейные пидоры, а не прошмандовки клубные. Но вы опять за своё! Я вас… я вас…
Илюха, и так побаивавшийся  Котова, сжался в комок и разве что зубами не стучал от страха.
- Константин Ефимович! – Максим героически «бросился на амбразуру». – Я неделю не виделся с Илюшкой, и, между прочим, нам нужно о многом поговорить. Без тебя, рыжемордый свидетель.  Давай, Веша, пойдём в дом, - сивый взял Грибова за руку и потащил к крыльцу.
- Даю вам десять минут! – гаркнул Костька. – Я засекаю время! Чтобы потом вышли, и сели вокруг мангала, как пендосские бойскауты вокруг костра, ёптель!
- Да-да! – пообещал белобрысый и юркнул в дом.
- У, педерасты сахарные, - Константин шлёпнул замешкавшегося Вешенку по заднице так сильно, что тот жалобно заскулил.
***
 Костя был готов взорваться от раздражения. Бубня под нос отборные маты, он нанизывал крупные, замаринованные куски мяса на шампуры.
Максим и Илюшка устроились на мягком бледно-желтом диванчике. Друзей охватило жуткое смущение, ведь это их первая встреча после «сакральной близости». На протяжении семи дней, ребята общались только по аське и телефону – Костька был так зол, что строго-настрого запретил сивому видеться с «сыночком». Хотя, возможности для тайных встреч были, Малафеев решил не рисковать – ему хватило одного здорового фингала под глазом. Веша, не находивший себе места после «слияния», несколько раз пытался побеседовать с белобрысым на эту тему, но Макс постоянно уклонялся, говоря:
- Не телефонный разговор.
 Наконец-то, прошла мучительная неделя неопределённости, и всё можно обсудить, как на духу. Больше всего Илюшка боялся того, что Максим откажется даже от самых скромных объятий с ним.
- Максик, - тихо промямлил Вешенка и взял лучшего друга за хрупкую ладонь.
- Илюша, - Малафеев пристально посмотрел в глаза молодого человека.
Повисло угнетающее молчание.
- Скажи хоть что-нибудь, - с умоляющими нотками произнёс Илья, больно сжав кисть сивого.
- Я много думал, - выдавил Максим, стыдливо отводя взгляд. – Тогда… тогда… всё было замечательно. Илюшка, ты моё чудо.
Вешка зарделся.
- Но, я думаю… ты сам понимаешь – это был первый и последний раз, - Малафеев хотел сказать эти слова твёрдо, но голос всё-таки, предательски дрогнул.
Зажмурившись, Илья закивал головой как сумасшедший.
-Эй, Веша! – Максим нервно заёрзал на диване. Ему показалось, что Грибов сейчас разревётся.
- У… и… к-к, - неразборчиво пролепетал Илюха и уткнулся горящим лицом в ладони.
- Вешечка, мальчик мой, зачем же так реагировать! Глупый! – всполошился Макс. Часто дыша, он прижал русую голову к груди.
- Ты меня хоть немножечко любишь? – шмыгая носом, спросил Илья.
- Не немножечко, а очень даже «множечко»! – Малафеев ласково гладил парня по русой башке.
- Ну почему же тогда не хочешь… хоть на пол шишечки, - пропищал Вешка, заливаясь краской.
- Дурилка моя! – рассмеялся Максим, накручивая светлые пряди друга на длинные пальцы. – Илюш, даже без секса ты останешься для меня самым лучшим на свете мальчиком. Ведь… понимаешь… - белобрысый глубоко вздохнул, выстраивая речь. – Любовь, она же разная бывает. Вот, например, у тебя с Яриком, или у меня с Костькой – она одна, как между мужчинами, и секс идёт к этому чувству, важным и приятным дополнением. А между нами… очень нежная дружба,  и любовь у нас соответствующая. Такая… как сказать-то… Возвышенная.
Илюха глухо хихикнул.
- Ты понимаешь, о чём я толкую? – строго поинтересовался Макс.
Вешенка кивнул.
- Поверь, наши чувства будут крепки и без интима, - улыбнулся Малафеев, поцеловав друга в русую макушку. – И я сто раз тебе говорил – секс не тождественен любви. Более того, трахаться можно даже без малейших привязанностей и ты в этом убедился на собственной шкурке.
- Угу, - прогундел Веша.
- Чего «угу»? – хмыкнул Максим. – Разве ты со мной не согласен?
- Ты прав, - через силу согласился Илюшка. – Кроме того – мы несвободны… - Вешка произнёс эти слова с невыразимым трагизмом, походя на героиню какой-нибудь мелодрамы.
- Но, знаешь, Илюх, - белобрысый хитро пошевелил тонкими бровями. – Тискаться-то нам никто-никто не запретит!
- Юпи! – Вешенку словно подменили. Просияв, он взгромоздился на растерявшегося Максима и раз пять, громко причмокивая, расцеловал его в обе щеки.
***
 Константин озлобленно зыркнул на дисплей мобильного телефона.
- Мать-перемать! Уже прошло два раза по десять минут! Вот чебушильники!
Размахивая кулаками, Котов грозно зашагал к дому. «Мацаются, наверное, сидят», - гневно думал он. – «Я сейчас вашу идиллию-то разрушу, я вам, гузлодранцы, по первое число-то люлей пропишу. Не ждите пощады».
Дёрнув за изящную ручку, Костька взвыл от негодования – хитроумный Максим предусмотрительно запер дверь, а ключей у рыжего не было.
 Котова перекосило: «Заперлись, тухлодыры! Ебутся, как пить дать – ебутся!» Рыжий отчаянно схватился за голову. Его дичайше колбасило от гнева. Но самое ужасное заключалось в том, что, несмотря на ревность, у рыжего яйца едва не треснули по швам. «Хоть бы одним глазком посмотреть», - не давали покоя развратные мысли – «А присоединиться к ним – это же предел мечтаний. Ведь один другого слаще».
Сев на ступеньки крылечка, Котов вытер ладонью испарину со лба.  Ломиться в дверь Костька не стал – в его голове созрел коварный план.
 Константин обошёл дом, заглядывая во все окна: «Лишь бы на второй этаж не забрались, заразы», - скрипел зубами он.  Надежды рыжего оправдались – Вешенка и Макс обнимались в гостиной, расположенной на первом этаже. Безжалостно потоптав клумбу с цветами тетушки Милы, Котов подобрался поближе к окну. Привстав на носки, он приник рожей и ладонями к стеклу. Теперь нос Константина походил на огромный поросячий пятак.
Вешка и  Максим, увлечённые друг другом, физически не могли заметить зловещего наблюдателя. А Костька, между тем, буравил ребят взглядом.
 Малафеев игриво пощекотал Илюшку за бока. Парень заливисто захохотал – он боялся щекотки.
Рыжий не слышал, о чём разговаривают друзья, но он был уверен – беседа пошлая.
- Ох, мы  засиделись и заговорились, - Макс мельком посмотрел на круглые часы на стенке и пощекотал Вешку за худые бока. – Давай-ка, сына, пойдём на улицу. А то Костька, наверное, негодует.
- Ага! –  рассмеявшись, Илюха неохотно слез с Малафеева. – Всё-таки, как хорошо, что мы выяснили отношения, и всё встало на свои места. 
- Мы просто молодчаги! – подмигнул сивый, и поднявшись, поправил плавки канареечного цвета. – Кстати, Веш, ты раздевайся. Жарко же.
- Раздеться – всегда пожалуйста! – подмигнул Илюшка.
Грибов, неспешно стянул с себя голубую майку на тонких бретельках. Покрутив над головой, Вешка бросил её в руки Максима.
- Ещё! Ещё! Ещё! – хлопая в ладоши, скандировал Малафеев.
 Ничего не подозревавший Илюха пошлёпал себя по круглой попке и несколько раз прогнулся в пояснице, словно кошка. Улыбаясь, Веша попытался изобразить танец живота, и расстегнув ширинку на джинсах, эротично вращал бёдрами.
 А у Костьки пересохло в горле. К морде и члену бурным потоком прилила кровь. Матерясь от ревности и пыхтя от возбуждения, Котов ещё сильнее прильнул к стеклу.
 После очередного па,  Вешка повернулся к окну и заорал что есть силы. Запутавшись в приспущенных до щиколоток джинсах, Вешенка завалился на пол и чуть не заплакал от испытанного шока. Такого он даже в фильмах ужасов не видел: свекольно-багряная рожа в обрамлении ярко-рыжих волос, налитые кровью глаза, сверкающие похотливым блеском и жуткий нос-пятачок.
- Что случилось, Илюша? – Макс в один прыжок подскочил к дружку.
- Там-там… - Вешка показал пальцем на окно. - Там очень страшный и злой Костя!
- Нахал! Подглядывальщик! – взвизгнул Малафеев, затопав ногами.
- Козлопидоры! Я из вас душу вытрясу! Я вас всех  в пердливые задницы-то выебу! Устроили рандеву с анусом, да? Думали, я не увижу? – Константин разъярённо забарабанил в окно. Погрозив кулаком, Котька отпрянул от окна и помчался к запертой двери.
- А ну, открывайте, пидары плюшевые! –
Вешенка жался к Максиму, испуганно поскуливая.
- Макс, открой, пока я окончательно не взбесился! – потребовал рыжий.
Переглянувшись с Вешкой, Малафеев неуверенно щёлкнул замком.
Константин влетел в прихожую, и, по всей видимости, не собирался держать своего слова.
- Затряхну, гнойники! – взревев он, и растопырив ручищи понёсся на друзей.
- Беги, Илюша! – выкрикнул Макс. Оттолкнув Вешенку, сивый принял удар на себя. Хныкая, Грибов выбежал из дома и спотыкаясь, помчался прятаться за новенькой баней.
Макс же описал несколько кругов вокруг комнаты, а потом, кое-как увернувшись от рыжего, вылетел из дома. Размахивая худыми руками, сивый бежал по выложенным дорожкам между клумбами. Пыхтящий от ярости Константин несся за ним, безжалостно топча любимые цветочки маменьки Малафеева.
- Не уйдёшь! – прорычал рыжий, и нагнав выдохшегося Максима, схватил его за длинные волосы.
- Больно! Костя, ядрёна вошь, больно! – заверещал Малафейчик, когда Костька принялся накручивать его белобрысые патлы на кулак.
 Душа Вешенки не выдержала. Не мог он сидеть здесь, в укромном уголке за баней, когда его лучшего, любимого друга бьёт муж. Подобрав с земли хилую веточку, парень побежал в атаку, хотя силы были явно неравны.
Рыжий сжимал Максима в своих сильных граблях, не оставляя ни малейшей возможности вырваться. Подбежав к Котову, Вешка воинственно замахал тонкой веоточкой.
- Отпусти Максима! – потребовал Илья, трясясь от страха. – Иначе я… я ударю!
- И тебе эту палку в жопу запихну и проверну сто десять раз! – брызжа слюной, выпалил Константин, продолжая сжимать сивого в захвате.
-  Зловонная обезьяна, если ты не отпустишь меня, то я издам самый жуткий звук на свете! – отчаянно протараторил Макс. – А я знаю – ты ненавидишь, когда я так делаю!
- Только попробуй! – фыркнул Котов, но не успел заткнуть рот сивому. Максим заорал на всю округу. Это был не просто крик. Это был нечеловеческий вопль, со странными вибрациями в голосе, постепенно переходящий в жутчайший визг. Не выдержав такого издевательства, рыжий заткнул ужи пальцами. Воспользовавшись моментом, Малафейчик улизнул.
На весь участок запахло горелым.
- Шашлыки, наши шашлыки! – засуетился Макс и помчался к мангалу.
- Ёбан-бобан! Не стойте, спасайте их! – возопил Котов. – Что я, зря с ними полчаса сейчас возился!? Нанизывал на шампуры, блядь…
 Беспокойство за драгоценные шашлыки было настолько сильным, что желание скандалить отошло на второй план.
- Давайте уже выпьем, - перевел тему Макс, когда операция по спасению шашлыков успешно завершилась.
- Я за, я за! – запрыгал Вешенка.
- Так и быть, - буркнул Костя. – Официально переходим к бухичу. Только вы не обольщайтесь – я по-прежнему хочу вас отпиздить за разврат и стриптиз.
- Я просто снимал штанишки! – всплеснул руками Илюха.
- Не тухло, однако, - присвистнул Костик. – Макс, бери пример с юного друга!
- Щаз-з-з, - прошипел сивый. – Так, Илюша, ты что предпочтешь: вино или водку?
После недолгих раздумий, парень протянул:
 - На улице слишком жарко. Пожалуй, выберу что-нибудь с градусом пониже.
После этих слов Малафеева перекосило:
- Веша, я обижусь! Как это ты не хочешь водку?
Илюха растерялся, виновато глядя на «папочку»:
- Н-но ты же сам предложил разные варианты…
- Предложил, - топнул босой ногой Максим. – Но я надеялся, что ты сделаешь правильный выбор! – с укором проговорил он.
- Дай ты вина ребёнку! – вступился Костя. – У нас же была бутылка белого.
- Вот именно, что была, - сварливо выговорил Макс. – Думаешь, я оставлю винишко без внимания? Да я это вино ещё прошлой ночью выссал.
Рыжий закатил глаза:
- Опять в одну рожу всё вылакал.
Скорчив рожу Константину, сивый твёрдо проговорил:
- Всё, Вешечка, решено. Ты пьешь водку. Вообще, всё нормальные мужики любят беленькую. И я – в первых рядах!
***
 Костя извлёк из переносного холодильнику литровую бутылку водки с ионами серебра. 
- Эй, ты мне меньше налил, чем себе! – возмутился Макс.
- Не зуди под руку, - буркнул рыжий. – Сейчас долью.
Парни сидели на самом солнцепёке и зелёный змей оказал быстрое воздействие даже Константина. Первые пятнадцать минут друзья почти не разговаривали – так увлеклись пожиранием шашлыка. Костька жадно срывал зубами щедро политые кетчупом куски мяса с шампура.
- Вот рыло поросячье, - рассмеялся Макс. – Весь изгваздался.
Взяв салфеточку, Малафейчик любовно вытер измазанное кетчупом лицо и подбородок рыжего.
Первая бутылка закончилась неожиданно быстро, так, что не успела дойти вторая партия шашлыков.
- Доставай вторую, - потребовал Макс.
- Подожди немного, - цыкнул Костька.
- Чё ждать? Чё ждать, блядь? – визгливо выпалил Малафеев. – Я уже трезвею!
- Трезвеет он, как же, - недоверчиво фыркнул Константин. – У меня-то уже глаза ебуться.
- Ну, Костичка, - заклянчил Максим, утроив ладошку члене мужчины, - Ну один стаканчик, чтобы скрасить ожидание… пока там эти шашлыки приготовятся.
- Только один! – погрозил пальцем рыжий и потянулся к переносному холодильнику за второй порцией спиртного.
Выпив вожделенные 150 граммов, Малафейчик стал выпрашивать добавки.
- Всё, надоел! – рявкнул Костька, толкнув сивого в плечо. – Сиди на жопе ровно.
- Мне скучно, - закапризничал Макс и показав язык рыжему, устроил башку на коленях Илюшки.
- Давайте поиграем во что-нибудь, - скромно предложил Илюха.
- Во что? – без особого энтузиазма хмыкнул Константин.
- Да хоть в бутылочку, - без задней мысли ляпнул Веша.
Максим строго посмотрел на Илью, у Костьки же, напротив, загорелись глаза.
- А что, я не против! – потёр ладошами Котов.
- Губу закатай, - выплюнул белобрысый.
Почувствовав неловкость, Вешенка попытался исправить ситуацию:
- Но ведь в бутылочку можно играть не только на поцелую. А, например, сделать что-то типа фантов. Задания какие-нибудь придумать… - протараторил он.
- Да ладно тебе детский сад разводить, - отмахнулся Костя. – Даже в начальной школе на поцелуи играют.
- Костя, даже не думай! – Макс пнул Котова в крепкую ляжку. – Я все твои грязные желания знаю!
- Чё, ссышь, да? – принялся брать на понт Костька, зная, что Максим всегда на это ведётся.
- Чё я ссу-то? – вскинул брови белобрысый.
- Играть ссышь, очкодав, - хохотнул рыжий.
- Ничего я не ссу, просто не хочу, - парировал Малафейчик.
- Да ладно тебе, - махнул рукой Костя, насмешливо взглянув на возлюбленного. – Просто боишься, что я могу с Вешкой поцеловаться.
- Да ничего я не боюсь, слышь, ты! – взбеленился сивый, вскочив на ноги. – Давай, бери с земли бутылку, будем резаться. Боюсь я чего-то, - насупился Макс. – Это ты бойся, ха-ха!
***
 Не самые грязные, но очень неприличные фантазии Константина воплощались в жизнь. С первого же хода Максу выпало целоваться с Вешенкой. Ребята аккуратно придвинулись друг к другу, устроили друг у друга ладошки на ягодицах,  и прикрыв глаза, трепетно поцеловались в губы.
- В следующий раз добавьте экспрессии, - посоветовал рыжий, отхлёбывая водку прямо из горла.
В результате второго хода Костьке предстояло целоваться с Максимом. Котов рывком прижал к себе белобрысого, и так мощно засосал его, что даже у Вешки перехватило дыхание.
- Вау, - восхищённо выдохнул парень.
Третий ход снова выпал Максу и Вешенке.
- Экспрессии тебе, говоришь? – хитро улыбнулся Малафейчик. – Ну что, Вешка, покажем рыжему?
- А то, - Илюха с готовностью потянулся к Максиму. Обнявшись, парни принялись обмениваться короткими, но жадными поцелуями. В их узких плавках уже выпирали возбуждённые члены. Гладя друг друга по плечам и спине, друзья тёрлись своими эрекциями, с трудом перебарывая желание стянуть труселя.
 У Костьки от такого зрелища пересохло в горле и поплыло перед глазами. Конечно, ревность нет-нет, а покалывала. Но рыжий продолжал похотливо пялиться на пассивов и истекать слюной.
 Правда, когда перевозбуждённый, румяный Вешка скользнул рукой в трусы Максиму, Котов, скрепя сердце, принял решение остановить шоу.
- А у Костьки стояк, - хихикнул Вешенка, показав пальцем на внушительный бугор в тигровых трусах.
- На себя посмотрите, - усмехнулся Константин, после чего вызывающе погладил своего «дружка».
Четвёртый ход стал роковым. Косте выпало целоваться Илюшкой. Хищно облизнувшись, пьяный Костька протянул руки к парнишке. Илье стало не по себе – слишком уж возбуждённым выглядел рыжий.
- В щёчку, - вредно приказал Максим.
- Почему это? – возмутился Котов. – Это не честно!
- Честно-честно! – наставил сивый. – Или в щёку, или пропускай ход.
- Ладно, - скривился Костик, сделав вид, что уступил Малафейчику.
Вешенка целомудренно подставил румяную щёчку. Костька скромно чмокнул его, и,  в этот же момент, заграбастал парня в свои ручищи. Вешка заскулил и задёргался, но Костя твёрдо вознамерился восстановить справедливость. Рыкнув, он грубо поцеловал Илюху в пухлые губы.
- Пиздорыл! – завопил Макс, потянув Костьку за рыжие патлы. – Сластолюбец поганый! Сам ревнует, а возможности потискать кого-то другого никогда не упустишь!
- Это вы виноваты! – всплеснул руками Константин. – Сосётесь, ласкаетесь, а мне тоже хочется! Думаете, мне легко на это смотреть?
- Да меня не ебёт – легко тебе, или нет! Развратник! – изрядно поддатый Максим бросился на Котова с кулаками.
Но Костька одной левой толкнул белобрысого на землю.
- Всю малину испортили своими истериками, - раздражённо вякнул Котов. – Делайте, что  хотите. Хоть хуй сосите друг другу, - мужик в сердцах харкнул на землю. – А я в дом пойду. И водку всю заберу! Да, заберу!
Так закончились совместные посиделки трёх голубых придурков.
***
 Весь вечер парни провели порознь. Костя валялся на диване, хлебал пиво и смотрел по DVD комедии с Джимом Керри. Фильмы с ним всегда успокаивали и заряжали позитивом рыжего.
Максим и Вешенка сгоняли за пивом в павильон, расположенный неподалёку, где заправились пивом. После, друзья перемыли все косточки блядолюбивому Котову.
Настроение было у всех изрядно подпорчено.

 Устроив Вешенку в комнате напротив, сивый вернулся в родительскую спальную, где уже находился Костька и читал любимый журнал про автомобили.
Макс укрылся одеялом с головой и, повернувшись задницей к Константину, процедил:
- Спокойной ночи, похотливый козлина.
- Спокойной ночи, дрищ, - отозвался рыжий.
***
 На улице надоедливо стрекотали сверчки, мешая рыжему заснуть. Макс, наоборот, крепко спал, пуская слюни на подушку. Крякнув, Костька повернулся на бок, но не пролежал так и минуты. Вздохнув, Котов заелозил на тахте, пробуя принять более-менее удобную позу.
- Что ж ты вертишься, как кожа на херу? - продрав глаза, прошипел Максим, когда Константин бесцеремонно нарушил его покой, нечаянно пнув пяткой под коленку.
- Ссать хочу, - буркнул рыжий, пытаясь натянуть на себя побольше одеяла. На улице к ночи изрядно похолодало, и северный ветер врывался в окно.
- Так или и сделай золотой дождь, ё-моё, - пробурчал сивый. - Мешаешь же дрыхнуть - вся тахта ходуном ходит.
- Ла-а-адно, - Костька лениво потянулся.
- И окно закрой, - зевнув, попросил Малафеев, когда Константин сполз с кровати.
Тряхнув башкой, Костя вышел в коридор. От выпитого его до сих пор шатало - сегодня он победил Макса в этом нелёгком деле. Кто-то громко слил воду в туалете. Через несколько секунд, белая дверь распахнулась и наружу выпорхнул пьяненький Вешенка. Рыжий включил в коридоре свет, тем самым напугав парня.
- Ой! - пискнул Илья, прижавшись к нежно-желтой стене.
- Не боись, это всего лишь я, - улыбнулся Константин, осмотрев Вешку. Он был в одних красных трусах и выглядел крайне привлекательно, полностью соответствуя эстетическим представлениям Котова. Невысокий, хрупкий, светленький.
- Вы подозрительно на меня смотрите, Константин Ефимович, - промямлил Илюха. Он всегда переходил на "Вы" с рыжим, когда начинал стесняться. Сейчас Грибов смутился особенно, так как Костя стоял перед ним во всей своей обнажённой красе.
Конечно, Вешка видел десятки голых мужчин, но ни один из них не был "супругом" самого лучшего и близкого друга на свете.
- Красивый ты, - оскалился Костька и подмигнул. От рыжего несло перегаром.
- Вы до сих пор не протрезвели, попой чую, - нервно пробормотал Грибов и опасливо попятился назад по стеночке. Костя же надвигался на него, словно громадный айсберг.
- Ты чего весь сжался, дурачина? - Котов протянул мощные ручищи к парню и схватил его за плечи.
- Что Вы задумали? - Вешенка чуть не расплакался. Он задрыгал ногами, но против рыжего танка не попрёшь. Выпивший Константин являл ещё большую опасность. Илюшка с ужасом зажмурился, когда почувствовал, как соприкоснулось его бедро с гениталиями Кости.
- Я-то ничего не задумал, -  невнятно прорычал он прямо на ухо побледневшему Грибову. - Просто узнать хочу - чем вы, два педрильника, промышляли почти полчаса наедине, пока я шашлыки готовил?
- По душам разговаривали, по душам! - затараторил Вешка, пытаясь извернуться.
- Да ладно! - Константин ещё крепче прижал к себе молодого человека, и Веша с ужасом ощутил, что Котов начал возбуждаться. - Уверен - успели отсосать друг у друга, да?
- В этот раз не успели, - пропищал Илья, втянув шею в плечи. - Честно слово, не успели! Константин Ефимович, отпустите, ради всего святого! Это же такое бесчестие!
Но Котов не думал успокаиваться. Хищно сжав большой ладонью ягодицы Вешки, он мысленно сравнил их с Максовыми. "Хороши булочки", - заметил он.
- Нет, Веш, ты ничего не подумай, - заплетающимся языком стал объяснять Костька, вжавшись в Илью. - Мне просто обидно стало. Вы оба такие сладенькие, –пьяный в сиську рыжий не сдержался и рыгнул, - А меня в свои развлечения не пускаете. Вот сегодня как вы мацались  - видел бы только Ярик! А я, же мужик ого-го! – пошатнувшись, погрозил кулаком Котов. – Я же возбудился. Мне, может, даже подрочить втихаря пришлось. Думаешь, легко это?
- Я закричу! - выдохнул Вешенка. Конечно, не будь Костька мужчиной его лучшего друга,  и если бы у Виши не было Ярика - Илюха лёг бы под Константина без раздумий. Как ни крути, рыжий - мужик добротный.
- Цыц! - цыкнул Костя. - А ну, пойдём в комнату! Устроите мне шоу! -  окончательно разошёлся пьяный Котов.
- Ты ничего не понимаешь, - всхлипнув, выпалил Веша. - Между нами с Максиком исключительно нежность.
- Я и нежно вдуть могу! - недвусмысленно пошевелил бровями Константин и снова потискал парня за задницу, юркнув ладонью под трусы.
 В глубине души Вешенка понимал, что рыжий мужик горячий, и, естественно сегодняшняя игра в бутылочку его завела не на шутку.
 И перепил он, лишь потому что, ему ничего не перепало, а он явно хотел продолжения. Возможно, Котов и не вспомнит на утро про это ужасное происшествие. Стоит ли криком будить Макса и расстраивать его? "Ни в коем случае!" - решил Илюшка. - "Не хочу огорчать Максика. Остаётся только одно..."
- Извините, - пропищал Илья. – Я вынужден это сделать!
Зажмурившись от ужаса, Вешка болезненно схватил Константина за яйца.
- С-с-сучёныш! – скорчился от боли Котов, и оттолкнув от себя Илюху, согнулся пополам.
Вешка, тем временем, юркнул в комнату для гостей, где заперся изнутри. На всякий случай.
Пережив приступ резкой боли, Костя едва не прослезился от обиды. Расхотелось и ссать, и трахаться. Опираясь на стены, Котов поплёлся обратно в спальную, где закурил, плюхнувшись на кровать.
***
 Наутро только Вешка чувствовал себя как огурчик. Он пил меньше всех. Макса просто изводил сушняк. А вот Костьку, который с горя вылакал остатки отобранной у Малафеева водки и пару литров пива, колбасило конкретно. Но сильнее бодуна, рыжего мучила совесть. Несмотря на знатное опьянение, он помнил про своё вчерашнее недостойное поведение.
Вешка шугался Константина, и старался не оставаться с ним в одном помещении. Ближе к часу дня позвонил Ярик, и предупредил, что возвращается из командировки.
- Костя, отвези Вешку домой, - попросил ничего не знавший о ночном инциденте Максим. – Только без лапаний! – добавил он.
- Нет-нет! – нервно запротестовал Илья, боязливо косясь на Костьку. – Я лучше на такси или на автобусе.
- И слушать ничего ни хочу, - упёрся Макс. – На улице жара 35 градусов, и ещё неизвестно, когда такси приедет, а про автобусы я вообще молчу. Так что, Вешечка, поедешь с рыжим. Он будет вести себя хорошо, да, Константин Ефимович? – сивый строго зыркнул на мужчину.
- Да-да, - пробубнил рыжий, выпивший полбутылки минералки крупными глотками. – Давай, Веша, собирайся, - Костя серьёзно посмотрел на парня.
Тяжело вздохнув, Илюха подчинился.
***
 Вешенка сел на заднее сидение джипа, забившись в уголок, но всё равно чувствовал себя очень некомфортно. Воспоминания о вчерашних домогательствах выбивали Грибова из колеи. Было очень обидно за лучшего друга: «Я ничем не лучше Максика. И стукнуло же Костьке ко мне лезть…».
У рыжего тоже внутри всё переворачивалось от небывалого стыда. «Это же надо так подставиться», - ругал себя рыжий, - «Это всё бухло виновато», - попытался оправдать свою похоть Константин. Не выдержав, Котов резко затормозил у обочины.
- Ай! – Веша испуганно сжался в комочек.
- Не дёргайся ты, - выдавил Костька, стыдясь посмотреть в глаза Веше. – Не буду я тебя лапать. И вообще. Дался ты мне…
- А вчера… - дрогнувшим голосом припомнил Вешка.
- Нажрался я вчера! Понесло! – вспылил рыжий, виновато взглянув на паренька.
- Оправдываетесь, Константин Ефимович, - с интонацией как у Макса, укорил Вешенка.
- Ничего я не оправдываюсь, - буркнул Костя.
- Тогда признай, что ты вчера палку перегнул, - потребовал Илюха.
После долгого молчания и титанических волевых усилий, рыжий чуть слышно проговорил:
- Перегнул. Ты… это… прости меня, Илья. Моча в голову ударила и понесло, так понесло.
- Скорее сперма, - хохотнул Вешенка.
- Да по хрен, - отрезал Костик. – Ты, главное, не сердись на меня. И Максиму не рассказывай.
- Я похож на идиота? – фыркнул Вешка. – Я вообще хочу забыть всё это как страшный сон.
- Значит, мир? – улыбнувшись уголками губ, Котов протянул ладонь для рукопожатия.
Илья внимательно посмотрел в карие глаза рыжего и вкрадчиво спросил:
- Скажи… ты по-прежнему любишь Максима также сильно, как в молодости?
Константин без раздумий воскликнул на весь салон:
- Разумеется!
- Верю! – подмигнул Вешенка, - и пожал своей аккуратно ладошкой Костькину ручищу.
***
 Когда Костя вернулся домой, Макс резал овощи и мясо для окрошки.
- Отвёз? – сходу спросил сивый, когда Котов появился на пороге кухни.
- Отвёз, - кинул  Костик.
- Всё было прилично, я надеюсь?
- Успокойся ты, - улыбнулся рыжий и подсел к Малафееву. Волосы Максима были собраны в высокий хвост.
Поцеловав белобрысого в солоноватое от пота плечико, Костька ласково произнёс:
- Я люблю тебя.
- Подлизываешься? – прищурившись, спросил Макс.
- Вовсе нет. Просто чувства распирают, - улыбнулся рыжий.
- Ну… раз так, - Малафейчик склонил голову на бок, взглянув на мужчину из-под ресниц. – Я тебя тоже люблю, не смотря на твоё плохое поведение вчера.
Максим полагал, что Константин сию минуту начнёт спорить, но Котов лишь покорно кивнул в ответ.
От жары на лбу и щеках белобрысого выступила испарина. Костька утёр капли пота большим пальцем.
- Взмок весь. Что вентилятор из спальной не притаранишь?
- В лом на второй этаж тащиться, - пожал плечами Макс. – Может, ты принесешь?
- Мне тоже впадлу, - Костя снял белую футболку и положил её на кухонный диванчик. – Ты овощи-то режь, - весело проговорил рыжий. – А я вентилятором поработаю, - взяв с полочки газету, Котов принялся обмахивать ею белобрысого, словно веером.
- Самый лучший на свете вентилятор модели «Рыжий эякулятор», - рассмеялся Максим, и прежде чем приступить к разделыванию очередной картофелины, крепко поцеловал Костика в губы.

Форма добавления комментария

автору будет приятно узнать мнение о его публикации.

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

0 комментариев