Антон Ромин

Путь к счастью

+ -
+103

Это вбито в гугл-поиск на моем компе:
- Путь к счастью.
И дальше – список ссылок: от христианских форумов до гороскопов на пятилетку.
- Это что еще такое?!
- У Вики машина поломалась, она за твоей сидела, – обернулся Вадим.
- Даже машина не выдержала!
Вика – офис-менеджер нашей редакции. Не знал, что она так настойчиво ищет подходы к счастью. Я думал, она средствами для похудения и очищения организма интересуется. Просмотрел все ссылки и несколько минут просидел в задумчивости: ответы совсем запутали.

- Макс, тебя Нина спрашивала.
Нина – главред. Нина Кирилловна вообще-то. Ей шестьдесят два года, но выглядит она классно. Вы можете в такое поверить? Я не мог, пока ее не увидел. Она высокая, я не попадаю. У нее гладкое лицо с выразительно очерченными скулами и большие, всегда широко раскрытые голубые глаза. Правда, одевается она в какие-то вышедшие из моды полумужские костюмы и часто жалуется на мигрень, но дело свое знает.
Я люблю с ней общаться. Даже люблю, когда она вспоминает СССР и работу в ракетном НИИ. Она интересно рассказывает – с пикантной иронией. Пишет тоже неплохо, но не очень остро. Четкие фразы, но, как бывает, со смещенными ударениями, словно стержень сюжета для нее находится не по центру, а где-то сбоку. Может, одному мне так кажется. Я не говорю ей об этом и с правками всегда соглашаюсь: уверен, что для людей из разных эпох у нас идеальное взаимопонимание.
Она молча, не поднимая головы от статей, подтолкнула мне диктофон и цифровик.
- А Света не едет? – спросил я о фотокоре.
- Света в «Бармалее» на празднике для детей-сирот. Надо уважить спонсоров.
Для провинциального журнала о полусветской жизни одного фотокора более чем достаточно. Я могу, в принципе, обойтись и без Светы, тем более что я сам нашел себе это задание.
Вечером в клубе «Аллея» выступает столичная группа «АтоМы», у лидера которой я должен взять интервью. Нина об «АтоМах» ничего не слышала, и вообще мало кто о них слышал. Парни еще не выпустили ни одного диска, но несколько их песен в жанре поп-рок крутятся на музТВ. И мне они такими свежими показались! Я их каждый день в прессе и на радио отслеживал, и тут они приезжают – в «Аллее» отыграть. Убедить Нину в том, что это будущие мега-звезды не составило особого труда. Вообще легко перевернуть мир, если сам веришь, что он должен быть вверх ногами.
Лидера зовут Роман. И он совсем еще мальчишка, ему девятнадцать. В этом случае вопросы о жизненном пути не имеют смысла: не он делает свои песни, песни делают его. Кроме слов и музыки, нет ничего неординарного в жизни студента архитектурного факультета столичного вуза, нет скандалов, нет наркотиков, нет эпатажа, нет даже запоминающейся внешности.
- Нащелкай побольше кадров, – вот и все, что посоветовала мне Нина.

Я приехал в клуб, когда они уже были на сцене, а до них – еще разогревал кто-то из местных. Клуб лучший, центровой, но по сравнению со столицей – никакой тусовки. И, честно сказать, анашу я бы тоже тут не покупал – может быть опасно в плане дальнейших отношений с милицией.
Но их музыка… даже здесь… завораживала. Так завораживать может что-то абсолютно новое. Словно до них я никогда слов о любви не слышал и от других групп не фанател. Любовь, кстати, не гомо, не эмо, а самая традиционная – к девушке какой-то. Или даже к девушкам.
Я сделал снимки. Много снимков. Роман кивнул – мы договаривались, он меня идентифицировал. В жизни он невысокого роста и без клиповой имитации урагана – волосы у него вовсе не дыбом. Так, торчат немного. Уверен, что он в школе был прилежным мальчиком.
В программе – десять песен, все на уровне. Одна, пожалуй, проходная – о первой ночи. Но я не очень критик. То есть я умею ценить хорошую поэзию и отличить хорошую от плохой, но написать свежак – не могу. А этот Ромка реально может. И он не боится все в стихи приплетать: ночи, телок, мобилы, тачки, туфли, сигареты, Милан, модные журналы, телешоу. Мне такая всеядность очень по душе – все к месту у него как-то. Красивая проза наших будней.
В группе играют шесть человек, но приехали четверо. Это называется «тоже мне город!»
- Тебе кто-то из моих нужен? – спросил Ромка после концерта.
- Нет, ты только.
- Я их тогда отпущу. У нас утром поезд обратно.
- А, может, им такое… девочек организовать?
Он засмеялся.
- Не надо. Сами уже организовались, нашлись какие-то поклонницы. Мы с тобой где говорить будем? Тут шумно.
Я бы тоже предпочел гостиницу, но пришлось обратиться со скромной просьбой о выделении площади к Андрею, менеджеру «Аллеи».
- Блин, Макс, достал ты своими гламурными интервью! – отреагировал тот.
- Я ж вас прославляю!
Концертная гримерка была кем-то занята, но комната «для свиданий» – свободна. Я там бывал, если честно. Это для своих как бы. Удобный там диван, новый.
- Дверь только закрывайте! Еще ввалится кто, – похихикал мне вслед Андрюха.
Ромка прошел за мной коридором. Длинный коридор внутри – как и не в клубе, а в обычном офисном здании, только слышно, как музыка гремит снизу.
Лидер «АтоМов» очень похож на подростка, разбуженного среди ночи – всколоченный и немного сонный. Сел на диван, закинул ногу за ногу. И я упал в кресло напротив. Спрашивать же надо о чем-то…
Глаза у него невеселые. То есть он от интервью тоже кайфа не ловит. Но понял уже, что это нужно выносить стоически – даже самое тупое интервью для провинциального журнала.
- Много уже журналистов встречал? – спросил я зачем-то.
- Много.
- Диск когда сведете?
- К апрелю.
- Сколько клипов уже? Четыре?
- Четыре.
- Что там за история с первым?
- Какая?
- Ты там девушку отбил чью-то?
- А, модель. Она от мужа решила уйти.
- К тебе?
- Ну да.
- А ты что?
- Отговорил.
Я усмехнулся.
- А зачем тогда соблазнял?
- Еще кто кого соблазнял. Ой, нет. Ты так не пиши. Напиши: так сложились обстоятельства. Типа мы увлеклись сюжетом клипа.
- Хорошо. Выпить не хочешь?
- Можно.
Я набрал Андрюху по мобильному:
- Пришли нам коньяку…
Ромка помотал головой.
- А что?
- Виски.
- Есть будешь?
- Нет.
- Виски и закусить чего-нить легкого, – попросил я Андрея.
- Кто там фигуру бережет? Звезда? Он виски арахисом собирается закусывать? Я вам салатов мясных передам и арахис ему отдельно.
- Спасиб. Ты понял.
- С процентами, – добавил Андрей.
Через минуту постучал официант. Я забрал поднос и сам сервировал столик. Супер. Похоже, что я сегодня властелин кольца. Мое сокровище… Я все-таки похитил его. Замкнутая дверь звезду нисколько не смущала.
- Кто слова у вас сочиняет?
- Я.
- Честно?
- Честно – я.
- Замечательные слова.
- Ты напиши еще, что мы не выскочки. Мы на двух европейских конкурсах гран-при взяли, и в «Народном певце» участвовали. И «АтоМы» потому что…
- Я знаю. Я это читал, что все люди – атомы, притягиваются, отталкиваются и т.п. Так?
- Да.
- Ты не волнуйся, я все на согласование вышлю – через два дня. Ты все прочитаешь, исправишь. Я ничего на фонарь не публикую.
- А, хорошо тогда.
Он поднял рюмку виски.
- За что?
- За твой успех.
- За мой успех.
Но на салаты тоже взглянул настороженно.
- Да я после шести…
- Брось, у тебя классная фигура. Ну, лишний час на тренажерах попотеешь…
Он попробовал и похвалил. Я снова плеснул в рюмки.
- А ты тут популярный, да? – спросил он.
- Мега-популярный!
Ромка еще присмотрелся.
- Да, ты прикольный. Ловко все организовал. Хорошо сидим.
- Экспромтом. Я фанат твой, если честно. И мне кажется, что твоя карьера по-настоящему еще не началась. Поэтому давай – за карьеру!
- За карьеру!
Парень пил охотно.
- Фанат – не очень хорошее слово. Это как помешанный…
- А ты был фанатом?
- Ну, мне «Ария» нравилась, но фанатом не был, нет.
- А что вообще было?
- В смысле?
- Кокаин был?
- Нет. Покурил несколько раз.
- Напивался сильно?
- Ну, не очень.
- С мужчинами сексом занимался?
- Это для интервью?
- Нет.
Он не очень пьян был. Просто вилка вдруг застряла в салате.
- Давай без дурацких вопросов.
- Давай!
- Давай!
Мы чокнулись. Я еще сделал несколько снимков в шутку, потом убрал диктофон и фотоаппарат.
- Все? Ты перестал быть журналистом? – он выдохнул облегченно.
- Я давно уже перестал.
- А фанатом?
- Я себя контролирую.
- В смысле?
- Автограф не попрошу.
Я гордо вскинул голову – скорчил рожу местной звезды желтой прессы. Парень, наконец, совершенно успокоился и расслабился. Осталось – не спугнуть. Определенный риск был – расскажет в столице, что в уездном городе N чокнутые журналисты. Но не такой уж и риск!
Он закурил, подошел к окну.
- Если у тебя больше нет вопросов…
Я тоже нашел свою пачку.
- Есть. Не вопрос. Предложение.
Мне показалось, что он повторит свое дурацкое «В смысле?», но он просто плавно обернулся и посмотрел мне в глаза. Пьяная плавность дикой кошки…
Я сидел ошарашенный, поняв, наконец, в чем секрет очарования этого парня – в его пластике, его ужимках, его кошачьей грации, которая прорывается только в музыке или по пьяни.
- Я не хочу здесь оставаться, – он покачал головой.
Слава ангелам! Этот день – лучший день в моей жизни! Я забрал у него сигарету и поцеловал в дымные губы.
- Хочешь посмотреть, как живут провинциальные журналисты?
- Мега-популярные журналисты? – уточнил он. – Хочу.
И добавил несколько смущенно:
- Если ты, Максим, никому об этом не расскажешь.
Я удивился и тому, что он помнит, как меня зовут, и тому, что он пытается мне доверять – мне, абсолютно незнакомому парню, писаке желтого журнала. Может, я очень хорошо выглядел в тот день?
Мы допили виски, выкурили еще по сигарете, еще раз поцеловались, и я вызвал такси. Проталкиваясь к выходу, краем глаза заметил ухмылку Андрея.

Страницы:
1 2

Рекомендуем

2 комментария

0
firelight Офлайн 28 мая 2011 22:56
Как говорится: "Неисповедимы пути Господни"... Так и здесь. Кто бы мог подумать, что циничный расчет может привести к такому результату?
Рассказ очень понравился именно этим неожиданным поворотом сюжета. Прекрасный язык изложения увлекает своей неизменной изобразительностью.
Спасибо автору.
После прочтения задумалась... а так ли много стоит взять с собой из прошлого в новую жизнь?.. И надо ли что-то брать?.. Прошлое так часто довлеет над нами, и нужно ни малое мужество, чтобы оставить его там, где оно и должно остаться - в нашей памяти.
И просто - жить дальше...
Еще раз - спасибо за рассказ. smile
0
Элла Невероятная Офлайн 9 декабря 2011 08:00
Немного беглый рассказ, и трудно разобраться в мотивации героев. Почему артист такой доверчивый, как он так спокойно прощает обман? И как случилось, что он раньше не разобрался в себе? Почему журналист такой циничный и в то же время искренний? Сомнительно, но в то же время из-за этой сомнительности - реалистично. Нам очень часто не понять влюбленных и их странные чувства и поступки.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.