Миша Сергеев

Баба Рива

+ -
+75


И это надо же было, чтобы именно сегодня отменили выдачу продуктовых пакетов. И чтобы именно сегодня в 11-б отменили два первых урока из-за болезни математички!
К получению продуктовых пакетов баба Рива относилась серьезно!
- Ты только послушай, йингеле* (это она говорит мне, своему 17-тилетнему внуку Леньке), что они нам дают! Я жизнь положила за эту страну, а мне дают два килограмма пшенки.
- Так не бери!
- Не брать! Так мне же положено!
- Но мы же не едим пшенку.
- Мы не едим, а наш слесарь ест. Я для него и тащу на себе эту пшенку как ломовая лошадь! И этот твой друг Ванька, хулиган, каких мало, и что ты в нем нашел?! Это ж надо, чтобы такой хороший мальчик, отличник и дружил с сыном слесаря! Так вот Ванька твой лопает за обе щеки.
- Он все лопает, он же спортсмен, кандидат в мастера.
- Вот я и говорю. Ты будешь врачом, а этот двоечник слесарем-спортсменом.
Кряхтя, охая и причитая, баба Рива собиралась в Хесед**, чтобы получить продуктовый пакет (к слову, там была не только пшенка, а и масло, сахар, пряники и прочие вкусности), и, самое главное, собрать все городские новости и сплетни, которые, кроме телесериалов, и составляли бабкин духовный мир.
- В школу не опоздай, шейгиц*** – это уже мне.
Баба Рива очень меня любит. И свою единственную дочь, соответственно, мою маму, тоже очень любит. Но вот то, что ее зятя зовут Иван Иванович, а не какой-нибудь Соломон Иосифович, переживает тяжело. Она подчеркнуто говорит моему отцу «Вы» и называют исключительно по имени и отчеству. Говоря об отце со своими многочисленными Сонями, Бэлами, Кларами, всегда повторяет одно и то же:
- Да, Соня, наш Иван Иванович хороший человек, но ты же знаешь, какое это горе. За моей Розой ухаживал Яша Клацман, инженер, светлая голова, он уже кандидат технических наук. Ну и что, что хромой! Зато образованный! А Роза влюбилась, видите ли! И что я должна была стать наперекор счастью единственной дочери? Теперь мой внук Ленька имеет отчество Иванович! Какое горе! Но счастье, что наш Иван Иванович сирота – мне только не хватало родственников в деревне…
Бабе Риве шестьдесят пять. Выглядит отлично, хотя, после смерти деда сдала. Энергичная, всегда аккуратно одета. Ей бы фронтом руководить. Когда я был маленьким, баба Рива любила приговаривать:
-Ой, не говорите мне это, я сейчас сяду на диван и умру от инфаркта!

 

Ее слова так пугали меня, что я начинал плакать. Инфаркт казался мне страшным чудовищем, с которым баба Рива будет сражаться, но проиграет битву и умрет на диване с мечом в руках. Именно поэтому я решил стать врачом – чтобы ни бабу Риву, ни маму, ни даже Соню с Кларой никогда не победил инфаркт.
Дверь за бабой Ривой закрылась. Я схватил свой рюкзак и помчал в школу. Ведь там были не только уроки, одноклассники, факультатив по химии. Там меня ждал мой Ванька, Ванечка, хулиган и сын слесаря, в которого я был по уши влюблен! Уже два месяца мы украдкой целовались в школьном туалете, прятались в подъездах, убегали на стройку, чтобы трясущимися руками сбросить с себя все и насладиться близостью, такой мимолетной и желанной.
Ванька курил за школьными мастерскими. Я еще издалека увидел его вихрастую голову и ускорил шаги.
- Ванька, опять куришь? А что тренер скажет?
- Привет, Ленька. Сногсшибательная новость – математичка заболела. Айда в «Макдональдс».
- Нет, Ванька, айда ко мне. Дома никого, баба Рива будет не раньше часу.
И мы полетели по направлению к дому. В лифте Ванька крепко поцеловал меня.
- Знаешь, Ваня, о чем жалею?
-?
-О том, что у нас с тобой не может быть общих детей. Ты красивый, спортсмен, я умный, отличник – ребенок был бы гением.
- Красиво сказано, молодец, Левкин (так он меня называет).
- Да это не я сказал, а Бернард Шоу!
- Кто?
- Расслабься. Не буду же я тебе в лифте рассказывать историю английского театра.
- Да, лучше математикой займемся.

 

На Ванькином языке заняться математикой означало лечь в нашу любимую позу «69».
Наша «69-математика» так увлекла меня, что я не слышал, как открылась входная дверь, и расстроенная баба Рива вернулась с пустыми руками из Хеседа. Зачем там заболел кладовщик? Он не мог немного подождать, пока я выучусь, стану врачом и вылечу его, чтобы он никогда не болел! Чтобы моя бабушка Рива не увидела то, что она увидела. А увидела она, что ее любимый внук Ленька лежит без одежды с двоечником, сыном слесаря Ванькой и неистово ласкает увесистую дубинку, которой природа щедро одарила юного пролетария. Она схватилась рукой за сердце, а мы с Ванькой замерли от неожиданности, даже не представляя, какой будет расправа.
Голосом Левитана баба Рива произнесла:
- Отпусти моего внука, ганеф,**** и проваливай к своему папочке слесарю вот так, без трусов. Чтобы он тебе врезал как следует по твоей голой заднице. А ты, а ты… Ой, держите меня, у меня сейчас будет инфаркт.
Не помню, как я оделся, как ушел Ванька. На ватных ногах я зашел в комнату бабы Ривы. Пахло валерьяной и еще чем-то. Баба Рива подняла на меня глаза:
- Чего надо?
- Баба Рива, извини. Не хотел сделать тебе больно. И, если можно, не рассказывай ничего родителям.
- Сядь, Леонид. Я должна поговорить с тобой, как с мужчиной. Я все думала, что ты еще маленький мальчик, которого я купала в корыте. А сегодня увидела, что ты уже взрослый мужчина. Правда, в голове у тебя ветер. А то, что у тебя в штанах не ветер, а…,- баба Рива задумалась и продолжила,- а нет обрезания, так это не дает тебе право вести себя дома как американский хулиган. И с кем? С этим слесаренком! Был бы хоть мальчик порядочный, образованный. Что ты в нем нашел?
- Я люблю его!
- Ой, не смеши! Ты, будущий врач, любишь сына слесаря. И вообще, ты должен любить девочку. Я хочу дожить до правнуков.

 

До правнуков баба Рива не дожила, а вот до 93 лет дожила. Она тихо ушла у меня на руках в отделении кардиологии, которым я руковожу. Мы похоронили ее в понедельник. Я плакал. Ванька тоже. Он стоял рядом со мной, высокий, статный мужчина за сорок, заслуженный мастер спорта, тренер. И человек, с которым я вместе уже почти тридцать лет.
- Представляешь, Левкин, если бы баба Рива тогда сдала нас предкам!..
- Она святая…

 


* Йингеле(идиш)- мальчик
** Хесед – еврейская благотворительная организация
*** Шейгиц(идиш) – ребенок, родившийся в результате смешанного брака, где один из родителей не еврей
**** Ганеф(идиш)- вор, бандит

 

 

11 комментариев

0
Norfolk Офлайн 27 сентября 2011 19:26
Хороший рассказ. Чем-то навеял детские воспоминания и какую-то тоску по тому времени.
--------------------
хороший рассказ должен заканчиваться раньше чем интерес к нему...
0
Миша Сергеев Офлайн 27 сентября 2011 22:24
Спасибо!Хотел ограничиться только этим словом. но оказалось, что "Текст вашего комментария слишком короткий и по мнению администрации сайта не несет полезной информации". То есть, по мнению администрации сайта простого "Спасибо" мало. Согласен.Исправляюсь.
БОЛЬШОЕ СПАСИБО ЗА КОММЕНТ!
0
Маша Маркова Офлайн 28 сентября 2011 17:14
Замечательный, очень светлый рассказ про настоящие чувства и понимание. спасибо автору,
0
Миша Сергеев Офлайн 29 сентября 2011 01:20
Mashenьka :love:
спасибо большое, приятно!
0
finch Офлайн 29 сентября 2011 13:08
Здорово, правда. Светлый и грустный рассказ, очень хороший по тональности, легкий и царапающий одновременно.
0
Витя Бревис Офлайн 23 ноября 2011 17:34
Милая сказочка! Получил огромное удовольствие.
--------------------
Витя Brevis
0
Emma York Офлайн 29 ноября 2011 21:52
Ой, что же в этом такое милое? сама не знаю... Плакать хочется. Шикарно.
0
akrasina Офлайн 1 декабря 2011 10:57
ох уж эти еврейские мамы и бабушки!!!!на них держится еврейский мир...
0
Алексей Морозов Офлайн 14 августа 2013 08:20
Достойно написано. Спасибо огромное, зацепило.
--------------------
Взрослые - это те же дети, только выше ростом.
0
boji Офлайн 14 февраля 2014 01:28
чудесная история. очень понравилась. спасибо.
+1
okasy Офлайн 4 марта 2014 06:58
Святая баба Рива? Может быть. Мудрая - вот точно...
Хороший рассказ, спасибо!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.