Олларис

сНежный Новый год

+ -
+76

Получив подзарядку десятком нежных поцелуев, парни выгрузились из машины, забрали из багажника обмотанную верёвкой ёлку с пакетами, полными еды, и пошли по тропинке к дому. С порога их окутал тёплый уют протопленной печки, а глаза наткнулись на миску, покрытую вафельным полотенчиком. Было понятно, что это Пантелеич оставил что-то съестное, приготовленное бабой Нюрой, и от этого стало безумно тепло на душе. Сняв куртки и шапки, ребята прошли в комнату и стали выгружать сумки, развязывать ёлку и неспешно готовиться к встрече Нового года. Дощатый пол был по-прежнему холодным, даже пёстрая дорожка не спасала, и они не рискнули снимать ботинки, но тут же еще сильнее растопили тлеющую печь. Сухие дрова сразу же принялись задорно потрескивать, будто стараясь перекричать друг друга, и Паша, подойдя к теплому боку печи, прижался ладонями и одной щекой. Вязкой волной настоящего живого тепла обернула нега, и Паша прикрыл глаза, греясь и что-то бормоча.

- Ты там, что, секреты печке рассказываешь? – усмехнулся Дмитрий, расправляя зелёную красавицу и устанавливая её посреди комнаты.

- Да нет, Дим, слушаю, - тихонько проговорил парень и, оторвав руку от тёплой стенки, поманил пальцем. – Иди ко мне, послушаем вместе.

- Вот придумщик ты, солнце, - засмеялся Димка, но всё же оставил ёлку в покое и подошел. – Ну, что тут у нас на повестке дня?

- Тсс… Давай руку и прижмись щекой к печи, сейчас всё услышишь, - шепотом проговорил Паша и, сжав пальцы друга в своей горячей от печки ладони, потянул к его к себе.

За окном тихо кружил снег, устилая наличники дома, а на стеклах из-за этого образовывались барханы, и можно было видеть, как снежные кристаллики стеснительно прижимаются к глади стекла. В комнате был слышен лишь приятный хруст, который издавал кушающий деревянные поленья огонь. В воздухе витал дерзкий запах согревшейся ёлки, которая, чуть оттаяв от мороза, стала делиться своим смолянистым ароматом хвои.

- Что-то я ничего не слышу, - прошептал Дима, - или мне слуховой аппарат погромче сделать?

- Глупик, - хохотнул Паша и хлопнул друга ладонью по плечу, – ты не ушами, а сердцем слушай.

Дима медленно переступил с ноги на ногу и вплотную приблизился к Паше. Сняв ладонь с побеленной стенки печи, он коснулся поясницы друга и тут же нырнул под свитер, согревая и поглаживая кожу.

- Что-то начинаю слышать, - с серьёзным видом проговорил Дима и, оттолкнувшись от печи и повернув Пашу спиной к ней, прижался животом к другу и коснулся губами его лба, – и, по-моему, мне сердце даёт очень даже конкретные подсказки.

Кончиками пальцев, касаясь небритой щеки Паши, он провел по скуле, скользнул по шее и забрался под высокий ворот пушистого свитера. Тыльной стороной пальцев Дима погладил шею и подрагивающий кадык, а подушечками пальцев коснулся яремной впадины. Паша шумно вздохнул и обнял Димку, проскользнув руками в задние карманы его джинсов. На губах обоих парней несмелыми бутонами расцветали улыбки, которые были красноречивее всяких слов. Хотелось коснуться друг друга и ощутить вкус сладковатых от желания губ. Паша чувствовал бессовестный жар между их телами, который распалял сильнее горячей печи, греющей спину. От этого ощущения хотелось неприкрыто стонать, и тело само начало неспешный танец под напором Дмитрия. Когда вязаные олени на свитере стыдливо начали извиваться, а сам предмет одежды начал ползти вверх и обнажать грудь Паши, в двери дома шумно затарабанили, и парни с разочарованием простонали.

- Ёлки-шишки, это дед Пантелеич пришел, точно… - с досадой провыл Димка. – Я же машину у ворот оставил, вот он и рад стараться.

- А ты бы хотел Деда Мороза? – улыбнувшись и одернув свитер, спросил Пашка и звонко поцеловал Димку в нос. – Ещё скажи, что не против снегурочки!

- Да я вообще никого не хочу, – констатировал Дима в спину удаляющемуся Паше.

- Даже меня? – выгнув бровь и замерев на пороге, он повернул голову.

- Вот что ты за человек, Паш, - засмеялся Димка, в два прыжка достиг друга и обнял его со спины, надавив на плечи. – Это даже не обсуждается! Никогда и ни с кем! Так что ты всегда в моём меню.

Стуки продолжались, и парни всё же поспешили к входным дверям. Щёлкнув замком, они впустили в дом Пантелеича, который с порога, словно настоящий Дед Мороз, потопал ногами, поохал и сквозь смех да седую бороду с усами начал осыпать ребят поздравлениями. По-простому хлопая их по плечам и зычным голосом оглашая перечень обычных, но таких нужных пожеланий, дед подмигнул и сказал, что пришел не с пустыми руками, мол, знает, что и Дима, и Павел были послушными весь год, и им причитаются подарки. В тот же миг Пантелеич полез за пазуху лохматого тулупа и вытянул две пары серых коротких валенок.

- Вот, эт баба Нюра снарядила меня до вас и велела вручить енту обувку, - дедок протянул им чудаковатые валенки, – вы ж городские и, поди, не носите такого, но тутачки хоть по дому будете топать. Енто ж не ток тепло, но и страх как нарядно!

Парни несмело протянули руки к подаркам и начали вертеть их в руках. Бабка Нюра, и правда, постаралась, расшила коротенькие войлочные сапожки разными тесёмками да украсила тканевыми аппликациями. Выглядели они по-мультяшному, но настроение точно поднимали, и парни растянули губы в улыбках. По-быстрому скинув свои ботинки, они натянули тёплые валенки и тут же стали притопывать, нахваливая и благодаря деда. Пантелеич довольно гладил свою бородёнку и отмахивался рукой, поговаривая, что они и так всегда очень много для стариков делают, так что бабка решила для ребят смастерить то, что хорошо умела. Они и детям, и внукам такие же в город передали. Носят ли те там, неизвестно, но тринадцатилетняя внучка для подружки такие же попросила.

Пока сосед рассказывал о своей внучке и о том, как председатель ему к новому году машину дров как ветерану по льготной цене выписал, Дима сбегал в комнату за подарочным свёртком для стариков. Он ещё пару недель назад прикупил для бабы Нюры пуховый платок, а для деда - курительную трубочку из корня черешни. Увидев объемный пакет, Пантелеич начал было отпираться да отнекиваться, но Пашка тут же ему пригрозил, что они разуются и будут ходить босиком, отчего простудятся и заболеют. Эта угроза возымела действие, и дед, откланявшись и пожелав напоследок крепкого здоровья, засобирался к себе, напомнив, что, при желании, ребята могут прийти к ним праздновать.

Но у парней были свои планы на эту новогоднюю ночь, ведь не зря они скрылись от всех друзей, от шума мегаполиса и телевизионных поздравлений, от взрывоопасно красивых салютов и опьяняюще обжорливых застолий. Им хотелось провести старый год вместе, хотелось вдвоем встретить наступающий, а вместо помпезных тостов услышать лишь «За нас!».

Праздник случается тогда, когда люди хотят его устроить для себя и своего родного человека, а не строго по красным цифрам календаря. И даже если бы им не удалось провести эту ночь вместе, они бы непременно это сделали третьего, пятого или десятого января. И именно в тот момент для любящих людей начался бы отсчёт нового года. Ведь двенадцать часов – это не рубеж, а смена декабря январем – это всего лишь условность.

В тот вечер «Их Личного Нового Года» они наряжали ёлку старыми игрушками с чердака, которые хранили запах детства и радости. Почему-то никогда идеальные новомодные шары с ручной росписью и в отдельных ячейках подарочных коробок, застеленных белым атласом, не вызывали столько трепета, как обычные стеклянные шишки, с которых облезла краска. Ни одна эксклюзивная современная сосулька с нанесенной позолотой потали и кристаллами искусственного снега не сравнится со стареньким медвежонком из папье-маше или плоской рыбкой из фольги. Но самое замечательное было доставать из старого чемодана с застёжками и привязанным к ручке малюсеньким ключиком обернутые в пожелтевшую бумагу или салфетки игрушки. Куда там киндер-сюрпризу! Тут ожидание чуда вовсе неподдельное даже у взрослых. Беря в руку очередной бумажный «снежок», не знаешь, что за чудо тебе сейчас откроется - то ли маленький космонавт с буковками «СССР» на серебристом шлеме, то ли пузатенькая избушка со снежной крышей и нарисованным окошком.

Каждый раз, доставая новую частичку советского праздника, Пашка по-детски радовался и тут же начинал рассказывать забавные истории про утренники в детском саду, на которых он был сначала то гномом, то зайцем, но впоследствии дослужился и до роли мальчика-Новогодька с соответствующими циферками на серебристой шапочке с опушкой из ваты.

Дима с улыбкой слушал друга и помогал ему завязывать нитки на скобки-петельки игрушек. Скромное зелёное деревце неспешно превращалось в новогоднюю модницу, начинало поблёскивать искристым дождиком и пестрить ёлочными игрушками. Само обряжение символа Нового года вызывало ностальгию и создавало ни с чем не сравнимое тёплое счастье, и в довершение ритуала Пашка, забравшись на стульчик, водрузил на самую макушку остроконечную красную звезду, которая вызвала дружный смех у ребят.

- Чувствую себя пионером, - стоя на табуретке и любуясь стеклянной звездой, Паша резко вскинул руку и торжественно поднял её в «салюте», отчего покачнулся и чуть не свалился на пол, но вовремя был подхвачен Димкой.

- А я чувствую, что с таким рвением ты до комсомольца не доживёшь, - проговорил Дима и поудобнее обхватил друга, который тут же устроился на его руках и обнял за шею своего спасителя.

- Знаешь, Дим, вот так бы и встречал Новый год.

- У меня на шее? – засмеялся Дмитрий и, немного подкинув его на руках, покрепче обхватил Павла.

- Да нет же, глупый, в твоих руках, - Паша провел по Димкиной челке, пропуская волосы сквозь пальцы и зачесывая их назад, как гребнем. Коснувшись губами открытого лба, он оставил кроткий поцелуй.

- Паш, так ты у меня не только в руках…

- Ещё и в печёнках? – не дав договорить, хохотнул Павел.

- Ты давно в сердце, - Дима неспешно покружился вместе с другом на руках, – ты хочешь, чтобы этот Новый год был действительно новым?

- Честно? – Павел подмигнул одним глазом, поболтал ногами в смешных валенках и широко улыбнулся.

- Как на духу, - ответил Димка и поставил друга на ноги.

- Вот честно, Дим, хочу, чтобы новый год был... старым, - сказав, Паша по-детски пожал плечами, разведя обе руки в стороны, словно эти его слова и дополняющий жест могли что-то пояснить.

- Это как? – Дмитрий легонько приподнял лицо друга за подбородок и заглянул в его глаза, где в тёмных зрачках увидел своё отражение.

- Понимаешь… - Паша упёрся пальцем Димке в грудь и повёл им через солнечное сплетение вниз по животу. – Просто нам было настолько здорово весь этот год, что я боюсь что-то менять.

- А вдруг будет лучше?

- Не-е-е-ет, - засмеялся Паша, – я не жадный мальчик. Мне безумно хорошо сейчас, и я понимаю, что в данную секунду я счастлив. А перемены… Никто не может знать, хорошим они обернутся или плохим. Я согласен не иметь больше, но абсолютно точно не хочу и меньше! Так что загадаю своё желание про ещё один такой же год, - лукавая улыбка парня резко сменилась лёгкой паникой и смешным выражением лица, - но если мы будем продолжать с тобой лясы точить, то так и не успеем приготовиться к его встрече!

Паша развернул друга за плечи лицом к комнате и хлопнул того по мягкому месту, давая ускорение, сам же начал суетливо разбирать пакеты на столе и приговаривать, словно Маша из детского мультика: «Ой, мамочки, ой, мамочки, ой, мамочки…».

Он шуршал, как метеор, - то бегая на второй этаж за ложками, то прибегая и начиная раскрывать судочки-коробочки. Потом он вновь устремлялся на кухню за консервным ключом или полотенцем, то, снова прибегая в комнату, искал в старом шкафу вычурный салатник то ли из чешского стекла, то ли из хрусталя.

Дима неспешно развешивал электрическую гирлянду по комнате и оборачивался на Пашку, за которым следить было одно удовольствие. В какой-то момент Паша скрылся в чулане, и оттуда доносились лишь интеллигентные ругательства, редкий звон вечно падающего медного таза да стук чего-то деревянного по чему-то железному. Буквально минут через восемь шум прекратился, и на пороге комнаты возник Павел со счастливым лицом, стареньким проигрывателем «Серенада» в руках и с виниловыми пластинками подмышкой.

- Глянь, чего нарыл! Сейчас у нас будет дискотека! – радостно провозгласил Паша и тут же, поставив проигрыватель на пол возле ёлки, начал подключать его к розетке, бережно пальцем поправлять иголку, нажимать рычажки, запуская вертушку.

- Здорово, Паш! Я сто лет не слушал диски, - Дима, усевшись рядом на шерстяной половик и скрестив ноги по-турецки, не менее увлеченно начал рассматривать квадратные конверты с винилом, изучая надписи. – Да тут целая сокровищница!

- Тут целая молодость! – весомо ответил Паша и приложил указательный палец подушечкой к резиновому коврику вертящегося диска.

- Да ладно тебе, старик, - хохотнул Дима и тоже дал возможность крутящейся площадке погладить свои пальцы.

Парни ещё какое-то время поигрались с вертушкой, ставя на неё то мандарины, которые расшвыривались в стороны на скорости «сорокопятке», то сражаясь игрушками из папье-маше на вылет и радуясь, когда чужой «боец» улетал с вращающегося диска. Потом они перебирали пластинки, выбирая подходящее, и вот алмазная иголка, робко коснувшись винила, разбудила динамик, и он ностальгически зашипел. Зазвучали первые такты в стиле свинг, и «живой» эстрадно-джазовый оркестр разлился по комнате игривым проигрышем. Через несколько мгновений раздался бархатный тембр с немного небрежной сентиментальностью, и Фрэнк Синатра запел одну из самых уютных песен с зимним настроением «Let It Snow».

Снег за окном, и правда, шел не переставая, несильный ветер игриво кружил снежинки, а в доме ласково горел очаг. И пусть это был не камин, а всего лишь печь, но праздничное настроение, благодаря рождественской песне, было просто замечательное. Парни так и продолжали сидеть на полу, слушая дивные звуки прошлого века и словно чувствуя вибрацию струн фортепиано и сверкание медных инструментов оркестра, видели зеркальный блеск эстрады и белоснежный смокинг дирижёра с тонкой палочкой в руке. Лёгкость ритма завораживала и дарила удивительное присутствие чего-то необычного.

- Вечер такой снежный, а у нас тепло, будто и нет зимы, - Паша встал на колени, подполз сзади к Димке и обнял того за плечи, повиснув на нём и уткнувшись в его затылок. Немного покачавшись, вдыхая яблочный запах душистых волос Димы, Павел упёрся подбородком ему в плечо, подняв глаза к мерцающей яркими огоньками гирлянде, и стал тихонько напевать, неспешно поглаживая ладонями бока и поясницу Димки.

- Иди ко мне, мой снежный, - Дима, немного наклонившись вперёд, вытянул свои руки, завёл их назад к Пашке, взял его пальцы в ладони и, удерживая правую руку, обвёл друга вокруг себя, будто в танце, увлекая того наперёд и усаживая напротив себя. – Мой нежный снежный, - улыбнувшись, он обеими руками обнял Павла за поясницу и притянул практически вплотную к себе.

Порою им хотелось болтать без умолку, но иногда им просто необходимо было побыть в тишине и «разговаривать» лишь касаниями. Паша, сидя на вытертой, но теплой шерстяной дорожке, обнял ногами друга и скрестил щиколотки у того за спиной, а Димка сжал в своих ладонях пальцы любимого, они немного наклонились друг к другу, соприкоснувшись лбами. Вот так, на расстоянии одного выстрела - выстрела глазами, парни сидели и еле заметно улыбались, немного покачивая головой то ли в такт музыке, то ли мысленно разговаривая…

Стрелки настенных кварцевых часов медленно облизывали гладь циферблата, неумолимо приближая полночь. Старый год нехотя прощался, оставляя приятные воспоминания и лёгкие тревоги, дарил трепет радости и волнение от маленьких свершений, оставляя в памяти моменты счастья и забирая с собой терпкие разочарования. Наверно, ему не хотелось, чтобы люди с досадой вспоминали год прошедший как время мучительных терзаний или беспросветных ситуаций, каждому ведь хочется оставить себе лишь лёгкую грусть ностальгии и порою мимолётную улыбку благодарности за то, что всё это было.

По комнате старого, щедро усыпанного декабрьским мягким снегом дома витали нежно-густой аромат хвои и дразнящий - мандаринов. Но если прикрыть глаза и постараться вдохнуть душой, если попытаться увидеть сердцем, то можно было бы уловить множество запахов: вкрадчивый - нежности отношений, волнующий – абсолютного доверия, пьянящий – безграничной любви. Возле вычурно милой ёлки сидели два человека, которым не нужен был бой курантов или обращение президента, и вовсе не важен был момент перехода с одного месяца в другой или богато накрытый стол, приевшиеся хлопки обязательного шампанского или загадывание нелепых желаний. Важны были лишь они двое, готовые провожать старый год под тихие звуки инструментов оркестра и без единого слова, готовые встречать новый год, сидя в смешных валенках на стареньком половике в окружении разбросанных по полу оранжевых мандаринов без какого-либо намерения загадывать что-то несбыточное или очень желанное.

Многие люди получают в дар от судьбы счастье, но, наверно, немногим даётся возможность ощутить его в данную секунду и понять, что больше ничего и не хочется. Мы привыкли всегда желать лучшего, забывая наслаждаться тем, что имеем в этот миг. Но достаточно лишь захотеть посмотреть на свою жизнь со стороны, и мы тут же поймём, что можно слышать красоту и видеть звуки, чувствовать мысли и ощущать фантазии.

Человеческое счастье может быть долгожданным или нечаянным, шальным или душевным, безудержным или наивным, но от этого оно не может быть менее ценным. И если под свой «Личный Новый Год» вам нечего будет загадать, значит, вы действительно получили в дар подлинное счастье, и тот, кто вам его дарит, сейчас находится рядом. И остаётся лишь нежно взять его за руки, заглянуть в его бездонные глаза и, беззвучно шевеля губами, сказать «Спасибо…». Поверьте, он всё прекрасно поймет без слов, ведь ощущает то же самое – желание в новом году оставить всё по-старому. По-старому чудесным, по-старому искренним, по-старому взаимным…


Год этот, сотканный из нитей счастья.
Дни наши, словно звуки в унисон.
Часы с тобою – вечности объятья…

Боюсь проснуться, вдруг всё это сон?
Страницы:
1 2

5 комментариев

+1
Иштар Офлайн 18 декабря 2015 07:10
Ваша правда, я уже тоже давно не загадываю, чтоб "жить стало лучше, стало веселей", а прошу сохранить то хорошее, что было в уходящем году и оставить там же случившиеся печали.Смею надеяться, что этот рассказ Вы написали как поздравление своим читателям, за что я очень благодарна, потому что только по прочтении у меня включилось ощущение предстоящего праздника. С наступающим Вас, Олларис, пусть предстоящий год будет для Вас спокойным, счастливым и... пишущим! Обложка очаровательная, как новогодняя открытка порадовала.
0
любопытная Офлайн 18 декабря 2015 08:59
Вот вот, то самое! ))
Не устаю в который раз, (как заклинание, как молитву?)повторять (и без Нового года)
Спасибо, Вселенная! Я счастлива! Оставь пожалуйста все как есть!!!)))
0
Олларис Офлайн 18 декабря 2015 21:30
Цитата: Иштар
Ваша правда, я уже тоже давно не загадываю, чтоб "жить стало лучше, стало веселей", а прошу сохранить то хорошее, что было в уходящем году и оставить там же случившиеся печали.Смею надеяться, что этот рассказ Вы написали как поздравление своим читателям, за что я очень благодарна, потому что только по прочтении у меня включилось ощущение предстоящего праздника. С наступающим Вас, Олларис, пусть предстоящий год будет для Вас спокойным, счастливым и... пишущим! Обложка очаровательная, как новогодняя открытка порадовала.


Рад быть началом праздников) Спасибо вам, Иштар! Если мои слова могли бы воплощаться в красивые подарки, то с удовольствием бы одаривал всех своих читателей рассказами к каждому празднику в календаре. Но пока что умею лишь дарить настроение, чем с огромной охотой делюсь.
Спасибо большое за поздравление и в ответ хочется вам пожелать немножко больше улыбаться, чуточку ярче радоваться и капельку сильнее любить. С наступающим!

Цитата: любопытная
Вот вот, то самое! ))
Не устаю в который раз, (как заклинание, как молитву?)повторять (и без Нового года)
Спасибо, Вселенная! Я счастлива! Оставь пожалуйста все как есть!!!)))


Пусть именно так всё и будет)) Для тебя попробую притормозить Вселенную)
Удачи тебе, Катюш! И большого светлого счастья в Новом году.
--------------------
что мне снег, что мне зной, что мне дождик, что мне рифма, когда у меня комплекс бога!
0
Сандрин252 Офлайн 27 марта 2016 01:18
Красиииииво... романтично... нежно-нежно
0
Олларис Офлайн 28 марта 2016 00:09
Цитата: Сандрин252
Красиииииво... романтично... нежно-нежно


Значит название оправдал)
Спасибо, Сандрин252!
--------------------
что мне снег, что мне зной, что мне дождик, что мне рифма, когда у меня комплекс бога!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.